Тресса.Ру

Пыль небес и Волчья верность

ПЫЛЬ НЕБЕС

Ich lebe! Я всё-таки жив.
Не пепел. Волчонок. Нет, Волк.
В пасть смерти слепой положив
Чужое посмертье, я смог

Уйти от огня, раствориться
В пронзительном небе, и вот
Бескрылая хищная птица
С крылатой душой свой полёт

Готова начать. Ад не властен,
Раз стрелкой болида вдали
Расчерчено небо, и каста
Пилотов здесь рвётся с земли.

Я жду чужих жизней и боли,
Тягучей, густой, словно мёд –
Я вновь вырываюсь на волю!
Я снова живой! Жизнь – на взлёт!
Александра Шеянова

"Способность всегда и на любом уровне приспосабливаться к новым условиям свидетельствует о моральной и эмоциональной неразвитости. За этой способностью скрывается отсутствие иерархии ценностей и такая жизненная позиция, которая не содержит в себе элементов необходимых для развития личности".
 Л.Т.Баранская

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ
ЗАКАЗ С ПРЕДОПЛАТОЙ

ГЛАВА 1
"Я прошёл этот путь,
я испил свою чашу до дна"
Габриэль

 Казимир вывалился из портала. Хотел, разумеется, выйти, или хотя бы выпрыгнуть с лёгкостью и изяществом, подобающими светлому князю Мелецкому, однако портал открылся слишком высоко над поверхностью.
Казимир успел сгруппироваться и ловко перекатился по земле, смягчив падение. Ругнулся. Огляделся. Никого не увидел и встал, отряхиваясь.
Место, куда он выпал оказалось приятным во всех отношениях. Тёплая, светло-коричневая грунтовая дорога. По обе стороны её – корабельные сосны. Между высокими стволами ведут перестрелку солнечные лучи, а среди усыпавших землю хвоинок, тут и там проглядывают цветы земляники.
 Тихо. Тепло. Ароматно.
Казимир улыбнулся, глубоко вдохнув нагретый солнцем воздух. Он любил, приходя в новый мир, оказываться для начала в каком-нибудь безлюдном, но непременно хорошем месте, чтобы первое впечатление скрашивало грядущие неприятности и добавляло прелести предстоящим удовольствиям.
Выдохнуть светлый князь не успел. Над дорогой распахнулось окно ещё одного портала; оттуда, как из домны, дохнуло жаром, вырвались языки огня и, едва не выплёскиваясь в мир, совсем близко к краю поднялась багровая лава.
Казимир отскочил подальше от гудящего пламени, одной рукой выхватывая брон, второй рисуя в воздухе охраняющий знак. Очень вовремя. Лавовая поверхность выгнулась – что-то вырастало, выходило из неё, и жидкий огонь постепенно обрисовывал очертания человеческой фигуры. Голову, плечи, руки – с пальцев, как сироп, тянулись огненные нити.
Выбирая, стрелять или подождать, Казимир смотрел, как демон, по колено в лаве, бредёт к выходу из портала. Неохотно и вязко, как болотная топь, пламя отпускало своё порождение, и уже видно было, что демон очень похож на человека. Словно и впрямь чья-то грешная душа сгорала в адском огне, и возрождалась, чтобы снова сгореть. Несколько раз Казимиру даже показалось, что он разглядел лицо, но плоть моментально обугливалась, вспыхивали волосы, скалился дурной ухмылкой череп, а через миг подобие человеческого облика вновь мелькало в алых и оранжевых бликах лавы.
Демон добрался до выхода. Обугленные руки схватили пустоту за краем портала. Секундная заминка… чёрные кости обтянулись чистой смуглой кожей… а потом рывок, будто бы демон сумел ухватиться за воздух, и человеческое тело, неловко перевалившись через край, грохнулось на прогретую солнцем тропинку.
Со стонущим всхлипом окно в ад захлопнулось.
Казимир убрал брон в кобуру. Принюхался. Пахло хвоей, горячей землёй и… палёной кожей – задники высоких ботинок демона всё ещё дымились.
Скинув рюкзак, Казимир начал было разыскивать флягу с водой, но, поразмыслив, решил, что в подобной ситуации сам он предпочёл бы что-нибудь покрепче, и достал из кармана плоскую фляжку с коньяком:
 – Эй, демон… Ты как?
Не получив ответа, он обошёл неподвижное тело и присел рядом на корточки. Некоторое время молча разглядывал коротко остриженный затылок и руку, вцепившуюся в землю так, что под ногтями выступила кровь. Демон облачён был в камуфляжный костюм с незнакомыми нашивками, быстро менявший расцветку с «сумерек» на «хвойный лес». Довольно странная одёжка для жителя Преисподней, ну да кто их, в конце концов, знает, что они там носят. Казимир осторожно коснулся узкой ладони:
 – Эй… ты живой?
Плечи адского гостя судорожно вздрогнули. Сероволосая голова поднялась, и светлый князь невольно поёжился под взглядом чёрных, страшных, равнодушных, как у гадюки глаз.
 – Ich lebe , – скрипучим голосом ответил демон. Что-то было в этих словах, что-то большее, чем просто ответ на вопрос. Утверждение? Вызов? «Я живой!». Как будто, кто-то мог усомниться в этом. Казимир подумал, что будь он сам человеком, он не хотел бы оказаться на месте усомнившегося. Однако наваждение прошло, как только демон поднялся, сначала на колени, потом – на ноги, и принялся оглядываться по сторонам.
Он оказался маленьким и хрупким, на полголовы ниже Казимира и, с виду, килограммов на двадцать легче. Если бы не глаза с вертикальными узкими зрачками, так и вовсе ничего демонического не было бы ни в облике, ни в поведении. Глядя в небо, демон сделал несколько шагов по тропинке, протянул руку и коснулся ствола ближайшей сосны. Пальцами раздавил потёк смолы на коре, раздул ноздри, принюхиваясь, и обернулся к Казимиру:
 – Что это за место?
 – А я не знаю, – светлый князь качнул фляжкой, булькнул коньяк: – выпить хочешь?
 – Нет.
И, после паузы:
 – …благодарю.
 – Я из другого мира, – объяснил Казимир, не дожидаясь вопроса, – только что прибыл. Честно говоря, я думал, ты знаешь, куда идёшь. Или вы там, у себя, тоже наугад бродите?
Узкие длинные глаза смотрели на него, не моргая. Красивое лицо было неподвижно, как вылепленное из воска. После затянувшегося молчания, когда Казимир пытался понять, что же он не так сказал, демон наконец-то изрёк своим скрипучим голосом:
 – Где?
 – В аду, – чуть удивлённо ответил светлый князь.
 – Я не… – что-то живое промелькнуло наконец-то во взгляде, и в движении чёрных бровей, – из ада, – пробормотал демон на чистейшем русском, брезгливо удвоив «з», – я не из ада, – повторил он, вновь заговорив на немецком, – я… из другого мира. Наверное. Да. Я шёл наугад.
 – Плохую ты выбрал дорожку, – с сочувствием заметил Казимир, – может, всё-таки, выпьешь? Ну, хоть за знакомство. Моё имя Казимир Мелецкий.
 – Я Тир , – сказал демон по-русски, – я не пью. И я не демон.
 – Что, совсем? – не поверил Казимир.
Вновь пауза. А потом губы Тира шевельнулись в намёке на улыбку:
 – Да.
И вертикальные зрачки сжались в точки, чтоб через секунду стать обычными, человеческими.
 – Ладно, – светлый князь пожал плечами, и сам глотнул из фляжки, – нет, так нет. Но тогда почему ты горел?
 – Разве люди не горят?
 – Только один раз, – Казимир подхватил свой рюкзак, – впрочем, я слышал, что грешники в аду сгорают бесконечно. Твой случай?
Тир неопределённо пожал плечами.
 – Расскажешь при случае, как выбрался? – спросил Казимир.
 – Вряд ли.

 

ВОЛЧЬЯ ВЕРНОСТЬ

Тир был занят. Он всегда был чем-нибудь занят  – это нормальное состояние любого разумного существа. Поправка:  любого разумного существа, осознающего себя разумным. Редкий вид, если судить по поведению окружающих.

Последние несколько дней Тир был занят тем, что переосмысливал свои взгляды на Лонгвийца. Он по-прежнему терпеть его не мог, но обстоятельства вынуждали признать, что он его ещё и недооценивал.

Обстоятельствами был уничтоженный  – в буквальном смысле, уничтоженный, даже руин не осталось  – вольный город Фрейстин.

Слухи о количестве погибших разнились, от тысячи убитых, до всего населения поголовно. Достоверную информацию Тир получил совсем недавно, сведения принёс Клендерт, верный и всеведущий куратор старогвардейцев. Интересы Старой Гвардии, вроде бы, не распространялись на судьбы уничтоженных городов, но до набега на Фрейстин считалось, что эти интересы и на заокеанские дела не распространяются, а оно вон как повернулось. Так что Клендерт, не задавая лишних вопросов, выяснил всё, что требовалось.

Молодец.

Теперь Тир знал: Лонгвиец убил тысячу тридцать человек.
Примерно за полчаса.

Вот это размах! Есть чему поучиться. Непонятно только, зачем все эти убийства.

 

Скачать первые главы

Скачать обе книги в формате doc

Номер яндекс-кошелька для тех, кто хочет заплатить 20 рублей за электронную копию 41001196667914