Тресса.Ру

Уходила

Громом отдаленным рассвет прокаркал
Новую дорогу, иные пути.
По тропе людской уходила Мавка
В дальние края, где любовь в чести.
"Где ты, человек – но моей породы?
Мне тебя ветра ворожили-пели,
С этим, говорили, в огонь и в воду,
В небо и в землю".

Вряд ли обернется она на дороге,
Такие уходят, не глядя назад.
Горькие рябиновые упреки
Каплями дождя по плечам скользят:
"Где ты, человек? От каких погонь
Нынче ты уходишь, цел или ранен?
В небо и в землю, в воду, в огонь –
Вместе до последней-последней грани".

Вечером закат журавлем оплачет
Ту, что и в грозу шелестит – не стонет.
Из лесу ушла дочь лесов – и, значит,
Что-то неправильно в лесном законе.
"Где ты, человек? Лесному народу
Надо бы вспомнить светлого Леля:
А я иду к тебе – сквозь огонь и воду,
Небо и землю".
27.08.95
Мавка – мифологический персонаж, родом с Украины. Моя обобщенная интерпретация (по информации из разных источников): вечная девочка-подросток, живет в лесу, почти растворяясь в нем, на зиму уходит в ствол ивы. В сказках Мавка была глупенькая, она "поясок свой" смертному отдала (вариант брачного обряда). Вот вследствие этого все эти самые песни.

Подрастала

я подрастала в соснах
я наплакалась вдосталь
бредила и бродила
у короля лесного
сына его просила
сына его родного
себе сумасшедшей в мужья
я не в мужья так в братья
лишь бы могла обнять я
горького непростого
ласкового шального
того кто слышит жалобы трав
с той же болью что я

бредила и бродила
снег расходился в жилах
и расцветал зверобой
выпросила на стоне
вышел ко мне в короне
светлый король лесной
и говорил со мной

выпросила немало
вот и пришел усталый
руки в крови и в звездах
сердце смешной птенец
о король я забыла
о ком я тебя просила
узнала его да поздно
на свадьбе чужих теней

плакала горько зная
тени не утешают
имя не вспоминаю
и к себе не зову
все брожу как больная
там где все меня знают
так в лесах и живу
вот так в лесах и живу

в странных брожу краях
слышу горький смешок рябин
мавка ты глупая
ну на что тебе королевский сын?
89г. – 7.02.95

Косы расплетала

Косы расплетала при полной луне
И ожидала слов привета,
Шепота ветра в тихом окне,
Шепота листьев, шепота веток,
Косы увивала луной и ветрами,
Плачем вековым мужа звала:
Поясок свой, шитый травой и шелками,
Смертному отдала.

Помню от ростка, от весны, от рожденья:
Смертного любовь – что весенний снег.
Пояс тот не стоит ни злата, ни денег,
Стоит всей души, всей судьбы навек.
Пояс тот – защита Духа Лесного
От бед и напастей, зубов и когтей:
Что ж не уберег поясок шелковый
Меня от безоглядной души моей?

Помню, как бродила в травах по плечи,
Таяла в тумане, пела зверью:
Что же со мной сделал ты, человече?!
Гонит меня лес к твоему жилью.
Вот теперь стою на тропе людской,
В лес дороги нет, есть только в люди:
Мне бы опоясаться пояском,
Да нет пояска – и уже не будет.

Ярое солнце мне плечи жжет,
Ивою бы стать над рекой прохладной!
Да не принимает лесной народ
Любящей души моей безоглядной.
Ивушки судачат обо мне,
Шепот их мне непривычно чуден:
"Если любовь к человеку сильней
Законов лесных – так иди же к людям!"
27. 08. 95