Тресса.Ру

Трудовые будни

Онлайн-конференция участников ФБ 2*** года начиналась невесело. Орнольф Касур, он же капитан, замер перед экраном ноутбука, вглядываясь в лица сокомандников. Пауза затягивалась. Участники заметно нервничали. Учитывая, что капитан решил собрать их всех в одно время, чтобы обсудить несколько важных, по его словам, вопросов, а не поговорил приватно с каждым, ничего хорошего этот сбор не сулил.
Орнольф со вздохом открыл синюю папку и зачитал:
– Состав команды. Райтеры: Альберт Нордан и Марина Чавдарова. Художники: Зверь и Артур Нордан.
За спиной Орнольфа презрительно фыркнул сокапитан:
– Художники... От слова «худо».
Художники, как обычно, отреагировали философски, то есть не удостоили Паука даже словом.
– Тишина. Я продолжаю. Крафтеры: Заноза и Мартин Фальконе.
Мартин, высунувшись из-за плеча Занозы, помахал Орнольфу рукой – мол, я тут.
– Косплеер... один-единственный. И незаменимый. – Орнольф озадаченно перечитал текст с листа и нахмурился: – Почему господин косплеер до сих пор не предоставил личные данные?
Из рябящего помехами окошка онлайн-конференции раздался приятный мужской голос:
– Я буду из-под командного анонима. Знаете ли, не хочу направо и налево личными данными светить.
– Данными он светить не хочет, зато всем остальным сияет – смотреть больно. – Сокапитан, похоже, был не в духе, и ему ничего, абсолютно ничего не нравилось.
– И наконец, наша техническая поддержка. Дэвид Нортон...
На экранах конфы зашевелились. Похоже, на этот раз разбор полетов грозил только перечисленным участникам команды.
Капитан поправил несуществующую фуражку и, откашлявшись, начал:
– Во-первых, я хотел бы похвалить наших художников за низкорейтинговую... картин...ку. Отцу Артуру удалось очень… интересно передать настроение книг. Однако у меня вопрос. Как мы привяжем это к канону?
Артур пожал плечами:
– Мне не сказали, что конкретно нарисовать. Получите, что вышло.
– Но там натюрморт! – не выдержал Паук и, отодвинув Орнольфа, вперился в Артура испепеляющим взглядом.
– Напишите, что это ваза с фруктами Ахмази, – распорядился Эльрик де Фокс, которому до выкладок было совершенно нечем заняться и который числился бартерщиком.
– Так и запишем. – Орнольф усадил Паука рядышком и вручил ему ручку и листок бумаги: – Пиши.
– Что писать? – Паук покосился на Орнольфа очень недружелюбно. – Рыжий, ты вот сейчас мне занятие придумал, чтобы я заткнулся и не влезал?
– Полагаю, «да» будет неправильным ответом?


Из соседнего с де Фоксом окошка с глубокой хмельной печалью во взгляде следили за разговором двое. Замкапитана и замзамкапитана. Змей с Гиалом, отстраненные от руководства деятельным Пауком, уже неделю или две не появлялись даже в сообществе, отговариваясь тем, что разрабатывают план пиара команды на инсайде. Вот и сейчас они просто слушали и в разговор не вмешивались. Но присутствие обозначали. По крайней мере, если кого-то из них не было видно в окошке конференц-связи, то всегда можно было услышать тонкий, почти музыкальный звон бокалов.
– Ладно. – Орнольф посмотрел на Зверя: – Ну, я понимаю, почему у нас только одна работа по низкому рейтингу. Да и та ваза...
Паук перебил его, чтобы внести коррективы в название:
– Не ваза, мы назовем эту картину «Мечты Ахмази». Так будет загадочнее, и есть шанс, что на нее хоть кто-то посмотрит.
– В надежде увидеть то, чего у Ахмази нет? – сладким голосом предположил Эльрик.
Паук фыркнул и отвернулся, всем своим видом говоря: «Кому не нравится, идите вы в Нижние земли. Четким строевым шагом».
Орнольф рассеянно погладил обиженного по головушке и продолжил:
– Зато с высоким рейтингом у нас полный порядок, если не считать, что Волка зациклило на расчленении одного и того же мужика. Кстати, кто это такой?
Зверь мечтательно улыбнулся. Половина присутствующих подобралась.
– Волк? – первым подал голос Артур. – Ты его уже или еще нет?
Волк улыбнулся еще мечтательнее. Орнольфа передернуло.
– Перейдем к другим членам нашего коллектива. Альберт, ты же обещал миди на рейтинг. Где оно?
Альберт виновато развел руками:
– Пишу, но ведь все зависит не от меня, а от музы! Муза никак не идет.
– Муза у него не идет, потому что под дверью брат с топором молится, – заложила Артура недовольная Маришка. – Мешает творческому процессу в свободное от рисования натюрмортов время. Скажите ему уже кто-нибудь, чтобы не караулил под дверьми. А то я вчера вышла водички ночью попить, так об него споткнулась, упала и сломала ноготь, и теперь не могу ничего написать! – Маришка продемонстрировала в камеру руку с обломанным ногтем на среднем пальце.
– А вот тебя, – Орнольф вздохнул, — я как раз хотел попросить временно не писать вообще ничего, включая начатую тобой аналитику на тему «Есть ли секс в книгах Натальи Игнатовой?».
– И почему это ты пишешь только о нас? – прошипел Паук, то ли поддерживая Орнольфа, то ли действительно интересуясь причинами.
Маришка фыркнула:
– Потому что я не могу измышлять из головы. Да и как журналист, как хороший журналист, я не приемлю непроверенных фактов. Не могу же я вводить поклонников в заблуждение, например, написав про Волка и Эльрика. Или там про Мартина и Занозу, эти ведь точно живут вместе!
Волк и Эльрик переглянулись, однако оставили пассаж Маришки без комментариев. Мартин только рукой махнул, пробурчав, что вампирам вообще-то секс не нужен. Заноза попытался было объяснить, что еще как нужен, но тут снова заговорил капитан, и упырю временно пришлось заткнуться.
– Ну хорошо, с этим мы разобрались. Теперь перейдем к нашим крафтерам. Господа. Вы что творите?
Заноза заметно оживился:
– А что? Вы же сам сказали – сделать какой-нибудь макет. Мы и сделали.
– Макет, Заноза, это модель объекта в уменьшенном масштабе! – Орнольф хотел добавить что-то еще, но Заноза уже сел на любимого конька и понесся вперед.
– Макет – объемно-пространственное изображение проектируемого или существующего сооружения, а также целого архитектурного ансамбля. Выполняется в различных масштабах из гипса, дерева, картона, папье-маше, пластмасс и других материалов. Нигде не говорилось, что масштаб обязательно должен быть уменьшенным!
– Это ФБ! – не выдержав, рявкнул Паук. – Тут не строят моделей дворца Сияющей в натуральную величину на специально купленной под это дело земле, не разводят яблоневые сады за одну ночь и не сгоняют кагалом фейри, которые устраивают фотосет на фоне ворот с надписью «Сияющая – дура»!
– Я был против надписи, – быстро сказал Заноза, а Мартин развел руками:
– Вообще-то идею подал замкапитана. Про надпись, кстати, он же и рассказал. Мы хотели, чтобы все было правдоподобно.
Замкапитана, гадко захихикав, чокнулся с Гиалом бокалами.
– Вы меня с ума сведете! – Орнольф устало потер переносицу. – Все отснять с высоты птичьего полета и зафотошопить на фоне молодой травки. Купить кошачью в ближайшем супермаркете, в конце концов. Нам нельзя выбиваться из общего концепта битвы. Все понятно?
Заноза с Мартином понуро кивнули.
– Теперь перейдем к последнему, но очень важному вопросу. Точнее, к моменту. Дэвид, объясни, почему на инсайде происходит чертовщина с голосовалками, откуда появляющиеся и исчезающие посты, зачем тебе понадобились две тысячи виртуалов и что значат те коряво нарисованные картинки с надписями «Шаблоны не пройдут!», «На каждый шаблон у нас найдется топор!» и «Кто с виртуалами придет, от Волка и погибнет»?
Дэвид Нортон, на секунду отвлекшись от второго экрана, глянул на Орнольфа немного рассеянно:
– Правду значат. Я считаю, что борьба должна быть честной. Если борьба не честная, нужно сделать ее честной, используя все средства, которые применяет противник. Как то: шаблоны, виртуалы в голосованиях, антипиар на инсайде, пиар на инсайде и...
– Ликвидация слишком прозорливых анонов, которые слишком много говорят, – добавил Скорда из своего рябящего окошка.
– Ликвидация вообще лучший метод конкуренции, – промурлыкал себе под нос Эльрик.
– Тотальная, – поддержал Зверь. – Но не слишком быстрая.
– Отставить ликвидацию! – Орнольф стукнул кулаком по столу, а после глянул на экран, за которым прятался главный шпион империи Шэн.
– А вас я попрошу остаться, незаменимый вы наш и единственный. На вас поступила анонимная жалоба.
– Анони-и-имная? – Скорда даже видимым стал, так ему сделалось любопытно. – И кто же наш маленький аноним?
Из соседнего окошка на Скорду уставился пышущий гневом Март.
– Прекрати меня косплеить. Во-первых, не похоже, во-вторых...
– Ну?
– Не похоже, – упавшим голосом, очень тихо повторил Март и покраснел.
– Кто еще считает, что мне не удался косплей Марта? – в голосе Скорды появились мурлыкающие нотки.
Заноза, собравшийся сказать, что, по его мнению, ничего общего у Скорды и Марта нет, снова был вынужден замолчать, поскольку Мартин намертво запечатал ему пасть ладонью:
– Лучше молчи, а то он тебя так откосплеит, как недавно Паука... помнишь?
Знатный вышел скандал. Паук, когда увидел выложенные в сообществе фотографии, поклялся, что доберется до этого косплеера и сдерет с него кожу. На фотографиях на кровати в форме сердца возлежал Скорда, вокруг, на полках, тумбочках и полу, горели готические черные свечи, воткнутые в черепа (Мартин очень надеялся, что черепа все же были не настоящие). Сам Скорда был одет... скорее, он был раздет, потому что узкая полоска блестящей ткани, прикрывающая пах, мало чем помогала скрыть наготу. Роскошная белая шуба тоже скорее подчеркивала, нежели хоть как-то прикрывала тело. В довершение ко всему, наглый Скорда щерил в камеру явно накладные клыки, купленные в магазине розыгрышей.
Скорда тогда оправдался тем, что они, видимо, читали разные книги и именно так он, Скорда, себе и представлял вампира на отдыхе. Мартин, конечно, потом еще неделю дразнил Занозу, покупая ему то блестящие стринги-слоники, то пушистые тапочки с зайчиками, то гламурные плетки. Заноза стоически терпел, и демону это быстро надоело. Но дарить такие подарки самому – это одно, а чужие дурацкие шутки – другое. Паука кое-как успокоил Орнольф, предложив ему должность сокапитана и клятвенно пообещав, что без Паучьей цензуры ни одна фотография не пойдет в выкладку. И вот – снова. Но на этот раз обиженным оказался Март.
Начавшийся было скандал прервал Лукас.
– Со Скордой я сам поговорю, – пообещал святой отец и исчез с экранов. Видимо, отправился говорить. Орнольф с облегчением вздохнул:
– Ну что ж, на сегодня конференция закончена. Продолжайте работать в выбранном направлении. Скоро визитка.
Одно за одним гасли виртуальные окошки, сокомандники разбредались по своим делам, и только Пауку что-то не давало покоя.
– Что-то ты, Орнольф, сейчас совсем не то сказал. Только вот что, никак не пойму...