Тресса.Ру

Танцы

Редкое зрелище — видеть этих двоих в танце. Следить за тем, как синхронно двигаются тела, как надежно переплетаются пальцы, а губы почти касаются губ. Они танцуют любовь, танцуют страсть под пронзительную мелодию скрипки. В пустом, гулком и темном зале старого замка на окраине Берлина Орнольф ведет Паука по скользким плитам пола, крепко и бережно обняв за пояс, отпуская от себя едва ли на два шага. Рваный ритм мелодии и соперничество партнеров совсем не портят узора танго. Это противостояние льва и гремучей змеи. Орнольф сильней, но Паук ловок. Лев подавляет, змея ускользает, и противоборство затягивается. А потом дан склоняется, почти касаясь губами ямочки между ключицами Паука, заставляя партнера прогнуться, откинуться назад, подметая волосами пол.
И Паук сдается. Вдох, выдох — и в узор вплетается несвойственная им обоим мягкость. Танец меняется, теперь он иной, наполненный совсем другими эмоциями, в которых больше теплоты и нежности, нежели не растраченного в недавнем бою огня. Он проявится в другом танце...
И это тоже редкая удача — видеть их в сражении. Узор, сплетенный из воинского искусства и боевых чар, в котором чародей становится воином, а воин — совершенным оружием. В бою они танцуют фламенко со смертью; здесь они одно целое. Может быть, только в битве они становятся близки как никогда.
Маришка потом спросит Паука, какой из двух танцев ему нравится больше? И Паук неожиданно честно ответит: быть черным клинком в руках Орнольфа гораздо лучше, чем быть тем, кто он есть сейчас. Он скажет, что счастье — это целиком и полностью, безоговорочно принадлежать тому, кого ты любишь. А это возможно, только когда оба танцуют чужую смерть.