Тресса.Ру

Системы восприятия

– Тебе нравится чужая боль? Почему? – Заноза очень серьезно смотрит на Мартина, и видно, что не отстанет, пока демон не ответит и не объяснит причину. Для упыря это кажется очень важным – знать «почему».
Мартин трет переносицу, разливает по стаканам виски и уже было собирается ответить колкостью, но задумывается. А правда, почему?
Боль бывает разная. Для Нэйда Алакран она как конфеты, шоколад или мороженое. Как музыка или литература. Живопись тоже подойдет для сравнения. Как объяснить тому, кто не любит причинять боль, почему ты ловишь кайф от чужих страданий, да и от собственных тоже получаешь не меньше удовольствия?
Наверное, для этого пришлось бы пересказывать свою историю. Нэйд этого не хочет: не хочет рассказывать Занозе о своем обучении, не хочет, чтобы упырь брезгливо кривился, представляя подвешенное к потолку на цепях тело друга. Не хочет, чтобы Заноза, слушая о том, какие раны может оставить тот или иной инструмент, как выглядят следы от плетей или ножа, жалел его, страшного и опасного демона.
На Нэйде попробовали все, и не по одному разу. Палач заставлял его раз за разом захлебываться криком, просить прекратить, молить о пощаде. Но разве экзекуторы дома Алакран способны испытывать жалость? Они не умеют, не знают сострадания и не наслаждаются своей работой, они мастера, но при этом лишь куклы, демонические создания с одной-единственной функцией, позволяющей им мастерски проделывать свою работу. Нэйд хорошо помнил страх и отвращение, которое испытывал, видя, как кожа под воздействием огня или кислоты покрывается пузырями, пузыри лопаются, а рана превращается в кровавое месиво. Он терял сознание, а когда приходил в себя, оказывался совершенно здоровым, целым и невредимым и списывал все видения на кошмар. Кошмар, который начинался заново, потому что дверь в спальню открывалась и входили палачи. Он ненавидел Эрте за то, что тот без объяснений, без слов отдал его для пыток, он не мог понять, в чем же виноват, что сделал не так, чем разозлил главу клана.
Оказалось, ничем. Эрте ждал, пока Нэйд наконец поймет, что физическая боль ничто, что ее не существует, если демон этого не хочет.
Педагог, зеш! Убить бы его, да не по зубам пока что.
Как объяснить юному упырю, что со временем начинаешь скучать по боли, начинаешь понимать ее ценность? Как объяснить, что боли можно радоваться? Когда что-то болит, будь то простреленная нога или разбитое сердце, это означает, что ты жив. Все еще жив и все еще человек.
И все же Мартин не отвечает на вопрос Занозы. Вместо этого он задает свой:
– Какова для тебя кровь на вкус? Она же разная, я прав? Ну там, не знаю, может быть, как шоколад, или клубника, или...
Теперь приходит очередь Занозы впасть в задумчивость. Наверное, потому что упырь не помнит, какими были на вкус шоколад, мороженое или рождественский кекс.