Тресса.Ру

Сломанный телефон

– Алё, я насчёт топора звоню… – раздался в трубке бодрый голос. Судя по интонациям, звонил очередной железный дровосек среднего достатка, обремененный уютной лысинкой и редеющими зубами.
– Продал уже! – мрачно ответил Артур и бросил трубку.
Достучаться до Альберта не получалось уже третьи сутки. За это время у старшего Нордана произошел существенный скачок в переоценке ценностей: первое время он мечтал о том, как поймает и выпорет паршивца, теперь же понимал, что встретит брата ласково, возможно, даже пообещает что-то для себя невообразимое, лишь бы прекратилась эта пытка телефоном.
– Доброго здравия. Я по поводу вашего объявления в газете. Топорик у вас, понимаю, качественный. Это Фискарс*? – звонил явно ценитель, и Артур мгновенно представил себе огромного таёжного лесоруба, который выполз из глуши, весь заснеженный и бородатый, только для того, чтобы в очередной раз довести его до белого каления. – Я давно ищу…
– Нет, – прервал его утомлённый воитель Божий, – никакой не Фрискас. Фейри-интерпрайз, слыхал о такой фирме?
Ответом было напряженное молчание, и даже за тысячу километров, отделявших его от далеких сибирских просторов, Артур слышал, как скрипят, медленно переваливаясь, мыслительные валики в голове нового абонента.
– Старая такая фирма, но проверенная. Ни удара мимо цели. Брать будем?
– Эээээ… я эта.. мне бы посмотреть, – лесоруб явно был в замешательстве. – А то, он у вас, может, затупленный!
– Сам ты затупленный, – гаркнул бывший тамплиер, а ныне жертва телефонных маньяков, и бросил трубку.
Может, действительно не стоило разбивать младшенькому ноут? «Альберт?» – Артур без особой надежды позвал брата – Давай уже возвращайся, разговор есть». Тишина напряженно звякнула в ответ, и стало прекрасно понятно, что мелкий гнусно хихикает, показывая язык, а может, еще какие-то неприличные жесты, в ответ.
Поругались они из-за ерунды: подумаешь, притащил в дом айтишника. Нет, понятно еще, девицу бы рыжую приволок, этого добра никогда не бывает в недостатке. Да еще и польза есть – поесть приготовит, полы вымоет. А от волосатого заморыша в свитере с оленями – какой толк? Только горы немытых кружек и совершенно нездоровая обстановка. Но Альберт пытался стоять на своем, доказывать, что этот Яша – компьютерный гений и может такие вещи с буками делать, которые никто никогда ранее не пробовал, да и не сумеет. И это только ловкость пальцев, никакой ворожбы. В общем, слово за слово, вышло так, что Артур одной рукой швырнул о стену электронную девайсину, а второй – за дверь непризнанного кудесника. Альберт психанул, даже уши вспыхнули кармином, вытер нос, злобно прошипел: «Ты еще, гад, пожалеешь!» – и вылетел из квартиры со скоростью урагана Катрина.
– Топорик мне давно хотелось поострее, – вещала в трубку энергичная покупательница, явно блиставшая ещё при дворе царя Гороха, – а то как дед мой помер, я уж вся измучилась с этими дровами. То обух в ногу отлетит, то в щепки поленья измочалю…
– Что же ты, бабушка, себя не жалеешь совсем? Лучше адрес скажи, я сам тебе наколю. – Нордан хмынул в трубку. – Да, я типа Тимур, только Артур, и без команды. Давай, говори, я запомню.
Телефон он выключил еще после первого десятка звонков. После пятого – перерезал шнур, даже в нескольких местах. После сотни – в сердцах вырвал всё, что мог, из механического нутра злосчастного аппарата. Но тот не сдавался, весело и настойчиво трезвоня каждые десять минут веселенькими мелодиями. Мелкий, скотина, умел мстить с размахом.
– Здравствуйте… – прозвенел в трубке звонкий девичий голосок, – мне топор нужен. Я в газете объявление нашла, и у вас вот размеры, как надо… – она замолчала, явно подбирая слова. – Только можно я его у вас не на совсем? А как бы в аренду… На ваших условиях…
– Какие размеры? Зачем? – Артур опешил и даже забыл, что минуту назад топтал трубку тяжелым армейским сапогом, и теперь говорил практически в его подошву, в которой застряли осколки динамика. Поза не располагала к глубокой мыслительной деятельности, хотя кровь к мозгу приливала в изрядных количествах.
– Понимаете, я это… – на том конце послышался тяжелый вздох, и громкое шмыганье носом, грозящее перейти в тихий и безутешный рёв.
– Так, спокойно! – Артур уже успел стащить с ноги берец, внезапно ставший средством коммуникации, и теперь сидел на полу, прижимая рифлёную прорезиненную подмётку к уху. – Тебя как зовут?
– Маша, – всхлипнуло на тот конце.
– И зачем тебе, Маша, топор? – он постарался говорить вкрадчиво, насколько вообще можно было вкрадчиво говорить в ботинок, не вызывая у самого себя подозрения в шизофрении. – Ты убить кого-то решила?
– Неееет, ну вы что? Нет, нет, конечно! Просто, понимаете, я … как бы сказать… косплеер, – она произнесла это слово так, как если бы находилась на собрании анонимных извращенцев. – И мне завтра для фотосета нужен топор…
– Так из фанеры вырежи! – Артур испытал острое желание долбануть что есть силы по столу и показать Альберту Кузькину мать, когда тот соизволит вернуться обратно. – Давай, спокойной ночи!
На том конце шнурков раздался шумный душераздирающий всхлип.
– Да был у меня. Хороший. Правильный. А мой мелкий, брат то есть, из вредности на нём выжигателем написал «Панки не горят», да ещё и края обуглил! – Маша громко и отчаянно заревела. Артуру даже показалось, что после всего этого водопада придется устраивать капитальную просушку обуви.
– Не сошлись во взглядах, значит? – старший Северный понимающе кивнул. – Ну ладно, Маша. Ты приезжай… И топор свой фанерный захвати. Посмотрим, что можно сделать.

* Фискарс (Fiskars) – финская компания, производящая различные инструменты, в том числе и топоры