Тресса.Ру

Клан непобедимых

Все гениальные идеи Занозы возникали на пустом месте. В этот раз катализатором стал просмотр старого доброго научно-фантастического фильма про машину времени. И ведь ничто не предвещало беды: лента была унылой и усыпляющей, сюжет – нелогичным и странным: мальчишка отправился в прошлое, влюбил в себя свою маму и… и с точки зрения Хасана весь фильм был сущим бредом.
Занозу же заклинило. Пару дней он переваривал увиденное, а затем поделился очередным фееричным планом:
– Я решил! Я построю машину времени!
Хасан покосился на брита и вздохнул. Не существовало ни одного адекватного способа заткнуть этот фонтан шикарных невыполнимых планов. Самое ужасное, что и способов остановить Занозу до того, как он претворил невыполнимый план в жизнь, было не так много.


– Зачем тебе машина времени? – обреченно поинтересовался Хасан.
Он ожидал услышать, что тогда брит вернулся бы в прошлое и предостерег себя от принятия афата. Но это же Заноза! Он перестал бы быть собой, если бы выдал что-нибудь логичное и ожидаемое.
– Чтобы создать идеальный клан полностью преданных тебе вампиров!
– Это как? – заранее подозревая, что пожалеет о своем любопытстве, уточнил Хасан.
Судя по оживлению Занозы, разговор предстоял долгий и обстоятельный, так что пришлось отложить газету и плеснуть себе выпивки. Без последней понять ход мыслей британца было нереально даже привычному ко всему Хасану.
– Это вот так. Я строю машину времени. Отправляю себя к себе в прошлом. Болтаю с собой о перспективах, излагаю план и привожу себя с собой в настоящее. Итого, имеем…
– Меняешь свое будущее, мы не встречаемся, – высказал здравый взгляд на последствия Хасан.
Заноза поднял палец вверх и ухмыльнулся:
– Э-э-э, нет, это смотря какую теорию путешествий во времени брать за основу. Если мы рассматриваем ту, в которой миры существуют параллельно…
– А если другую? – прервал полет его мысли Хасан.
– Ну, я все равно ничем не рискую. Пойду туда, где я с тобой уже знаком. Так что даже если не получится – я останусь в этом времени и с тобой. В случае же успеха у нас будет два Занозы! Круто, а?
Заноза сиял так, словно только что достал для своего Турка канистру с кровью фей.
Хасана идея не вдохновила, а испугала. Мир, в котором обитают сразу два Занозы, по глубокому убеждению Турка был обречен на плачевную гибель. Впрочем, судьба человечества волновала его куда меньше собственной: ему и с одним британцем было зачастую не так легко сладить. А если их будет двое?
От такой мысли легкий испуг грозил превратиться в полноценный ужас.
– Мне кажется, это характеризуется другим термином, – вкрадчиво заметил Хасан.
– Да ладно тебе. Ты же турок, идея гарема тебе должна быть близка.
– Не должна, – открестился Хасан и укоризненно посмотрел на Занозу, – но даже если исходить из твоих представлений обо мне и моей культуре, в гареме принято держать десятки жен, а не евнухов.
– Это мелочи, – отмахнулся от нелестного сравнения Заноза.
Он был слишком увлечен своей гениальной идеей для того, чтобы заострять внимание на таких деталях, как нематериальная кастрация.
– Ты только представь. Два меня! В два раза больше ума, силы, пользы. В два раза больше ужаса в сердцах врагов!
– В два раза больше шума, хаоса и бесконтрольных подростков, – более трезво смотрел на ситуацию Хасан. – И шанс того, что твои манипуляции со временем устроят конец света.
– Не ворчи! Риск попасть в аварию куда выше, чем устроить армагеддон! Зато в случае успеха у тебя будет два гения под боком. А если притащить еще одного меня, или даже парочку – да мы перевернем этот мир и подчиним себе! Это стоит любого риска!
Хасан готов был смириться с Занозой, который тащит в дом змей, птиц, глупых баб. Но брит, который из каждой переделки возвращается с самим собой в качестве подарка – такое даже для сюжета кошмарного сна не годилось: слишком страшно.
Турок представил себе кучку восторженных Заноз, устроившихся полукругом у ног и взирающих со слепой бесконечной преданностью. Нет, с одной стороны – какому мужчине не будет приятна мысль о толпе боготворящих тебя подростков? С другой – стоило только поменять угол зрения, и эти самые подростки начинали борьбу за место под солнцем и право первым надкусить Хасану мозг. Последней картины хватило для того, чтобы раз и навсегда признать план Занозы очень опасным и не имеющим права на существование.
– У меня для тебя всего пять слов, – прервал он восторженный монолог Занозы.
Тот насторожился и уставился на Турка, прищурив густо подведенные пронзительно-сумасшедшие глаза:
– Это каких?
– Ты не будешь самым лучшим.
– Пф! Я все равно буду самым лучшим, – хмыкнул Заноза и высокомерно вскинул подбородок. – Еще аргументы?
– Ну, есть и другие пять слов.
Заноза прищурился еще сильнее и предложил:
– Выкладывай.
– Придется делить меня на всех.
Заноза замолчал. Уставился перед собой. Прикусил нижнюю губу. Фыркнул в ответ на какую-то из своих очередных гениальных мыслей. Взял со стола наброски и чертежи, порвал и кинул в урну.
– Убедил. Не стоит шутить со временем!
Хасан вздохнул спокойнее и в очередной раз порадовался тому, что один надежный способ давления у него все-таки есть.