Тресса.Ру

Я стану тебе вином

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

                                        Вере – моей жене и возлюбленной. Вся жизнь тебе.
                                                                                                            

                                    *          *          *
«...Дервиш, сделай так, чтобы в твоём колодце была вода,
и сколько бы ты ни брал её и не отдавал другим, не становилось
бы её меньше, а, наоборот, больше. Дервиш, каков бы человек ни
был, всё равно внутри него есть колодец воды...»
     Азиз ад-дин Насафи, «Зубдат ал-хакаик».  

                                     *          *          *
«Познание наступает тогда, когда ты не находишь в себе
ни крупицы вражды.
...Один человек спросил его: каково? Он сказал: каково бывает
людям посреди моря, когда корабль их разбился, и каждый
цепляется за свою доску? Тот сказал: тяжко им. Хасан
сказал: вот и мне так...
...Я спросил у Хасана: что есть мучение в этом мире? Он
сказал: гибель сердца. Я спросил: что есть гибель сердца?
Он сказал: любовь к этому миру...»
     Фарид ад-дин Аттар, «Зикр Хасана Басри».

                                *          *          *
«...Вот, товарищи твои погибли, сказал ему зверёк энджи,
корабль твой разбит, и к утру ты умрёшь. За время пути
я был для тебя, чем бы ты ни пожелал. У меня достанет сил
ещё на одно превращение – хочешь, я стану тебе возлюбленной?
Нет, сказал Салик, я проведу с нею ночь, а утром – что мне
останется? Тогда я стану тебе хлебом, сказал энджи. Нет,
возразил Салик, я съем хлеб, а утром – что мне останется?
Тогда я стану тебе вином, сказал верный энджи. Нет, возразил
Салик, я выпью вино – и что мне останется? Похмелье, ответил
энджи, и желание пить ещё. Пить меня, пока не умрёшь...»
     И. Клайд, «Легенды, сказки и притчи кхамо».
 
                                 *          *          *                  

                                                                                         Дневник  с-м д/д П 3012
                                                                                         файл Cyril_my.002, расшифровка
                                                                                         личного кода, фрагмент.

  Голозапись: крупная рука держит высокий бокал–тумблер. В бокале вздрагивает розоватый крем-ликёр, на пальцах вспыхивают перстни, - на фоне текста рука изредка взбалтывает ликёр, уносит из поля зрения и возвращает во всё меньшем объёме. Задний план взят размыто и неопределённо. Текст (гарнитура «official», кегль 10):

-    ...Что вы можете знать о войне, Цирил! Сколько вам лет?
  Разумеется, это был риторический вопрос. В этом весь Касым – выслушать мою получасовую речь, помолчать ровно столько, чтоб внушить мне ощущение моей правоты, и... Дикая, невозможная культура беседы: апелляция не к уму, а к возрасту; примеры не из современности, а из чёрт-знает-где-и-когда; довольное причмокивание, как аргумент. В Хайесте, где я заканчивал образование, он бы уже давно получил месячный минус по риторике и сидел без своего любимого «Розали» - штрафы там были зверские... На время учёбы внестипендийные доходы перекрывались глуше, чем внебюджетные дотации неблагонадёжным колониям, - и уровень жизни напрямую регулировался уровнем успеваемости. Горжусь своим значком – держались мы стойко.
  Здесь, на «Королеве» моя стойкость пригождается как нигде ранее. Даже улыбаться скоро научусь, как он – ласково-ласково, без тени сомнения, что собеседник – самый дорогой и любимый, что уж поделать, недоумок на свете.
Сначала, помнится, я раздражался – у чиновников моего ранга это выражается в уничтожающей корректности. Думаете, он в первый раз спрашивает, сколько мне лет? Он трижды получил эту ценнейшую информацию только до встречи со мной по официальным каналам диппереписки! Корректность на него подействовала так, как если б я ударил его в лоб – то-есть, никак. Шейх только слегка обеспокоился, хорошо ли я себя чувствую на борту его э-э... яхты. Как-нибудь ниже упомяну об этом феномене космического судостроения подробнее.
  Так вот, сначала я раздражался как чиновник. Потом – по-нормальному. Догадайтесь, гипотетические, но любезные читатели моего дневника, каков был эффект от моего раздражения? Правильно.  

Скачать "Я стану тебе вином"

Лицом к своей тени

повесть-трасса
Нэко-тян, верившей в меня больше меня самого.         

  Всякое совпадение событий, портретов или имён является злостной ошибкой эксперимента или мастерским произволом.
                                                                                                  Автор

                                                                             *     *     *

…И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего.
  И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и всё, что под ним, землю и всё, что в ней, море и всё, что в нём, что времени уже не будет…

                 Откровение Иоанна, 10:4-6

                                                                            
ПРОЛОГ                                   Трасса. Мотель «На Ремонте»

…Он поднял голову, взглянул на запад: на небе висел серп Луны. В полумраке неясно виднелась знакомая дорога…
            Пу Сунн-Лин, «Новеллы»  
                  *     *     *
                                                                                   
  Ты идёшь по трассе.
  Трасса как трасса, такая, какая есть. Ты пытаешься провести этимологию от трассирующих пуль, танковых траков, оператора TRACE из BASIC FOR PC «АГАТ» - даже от трусов, трусов и транса. На «транках» ты спохватываешься, что угол перегиба палки близок к критическому. Дальше – просто идёшь по трассе.
  Естественно вписываешь в этот процесс пинки дорожных знаков с особо наглыми мордами, пережёвываешь и глотаешь обиды – старые, ибо новая, выгнавшая тебя на трассу, трассой же и пережёвана.
  Ничего не имеет значения. Вопреки фильму «Пятый элемент», даже жизнь не имеет значения; ты думаешь так до тех пор, пока идущий мимо и явно на взлёт «КамАЗ» едва не снимает с тебя рюкзак. Тогда ты перестаёшь так думать и тормозишь на обочине неожиданно расцветшей из тьмы вокруг шоссейной развязки: городишко туда, деревенька сюда, облцентр – к чёрту, только что оттуда.
  Крыло зодиакального света втягивается в сереющее небо; твоя рабочая, стопящая рука начинает зябнуть. Ты знаешь, что с рассветом придёт ветер, но знаешь и то, что трассу нельзя торопить. А то ещё, не дай бог, успеешь…
  Успеешь доехать до того, как неповторимое целебное одиночество выжжет, выдует из тебя всю шелуху, сорвёт все маски – пока не останется голый человек на голом асфальте.
 
  За лесом проходит электричка. Воронья компания над тобой на все лады повторяет её тоскливый журавлиный крик. Ты дышишь на пальцы, плотней натягиваешь кожаные митенки. Думаешь, не закурить ли – и не закуриваешь.
  Трасса понемногу раскочегаривается, жидкие косячки машин нарисовываются на боковых дугах развязки; и технично срисовываются, не доходя твоей своротки. Лишь маршрутка, полная сонных ранних дятлов, сворачивает и начинает притормаживать. Но ей нужны деньги, и ты, дав отмашку, всё-таки закуриваешь вослед.
  Первая из трёх последних, энзэшных сигарет почти догорает, когда нечто, занимающее полторы полосы, чересчур низко летит по шоссе в твоём направлении. Рука, дёрнувшись было, опускается – такие вот увешанные гирляндами танки стопятся только по датам крупных землетрясений. Или за очень дополнительные деньги.
  Повинуясь мановению твоей руки, глыба цвета «серый металлик»  плавно тормозит на указанном месте. Из-за сползающего стекла звучит голос Шарля Азнавура, а тремя секундами позже – голос драйвера, обладателя немолодой лысоватой башки, цепких голубых глаз и (определяешь ты,  наконец) джипа «хаммер» в гражданском исполнении:
  - Куда подбросить?
  «В терновый куст» - говоришь ты мысленно, а вслух, хоть и вполголоса, улыбаешься. Прежде чем назвать вектор движения, ты силишься определить – плюсом или минусом сейчас работает тот нейтральный, в общем-то, почти везде, кроме трассы, факт, что тебе двадцать лет и тебя зовут Оля.

  Плюс или минус, однако, это его устраивает, как и направление езды. Азнавур в компашнике сменяется чем-то совсем уж тебе не знакомым, «хаммер» глотает и вышвыривает километры со скоростью прямоточного ракетного движка, тебе предлагают курить, не стесняться. Ты стесняешься. Тебя окончательно добивает светло-серый английский костюм, неожиданно ловко сидящий на плотной спортивной фигуре. Ты никак не можешь понять, контрастирует костюм с лысиной или сочетается. Ты никак не можешь понять, какого хрена он тебя посадил.
  Его водянисто-голубые глаза не смотрят на тебя принципиально. Даже когда он спрашивает:
  - Сильно спешишь?
  Нет, непра, я не ве, думаешь ты, чуть вздрагивая; человек с настолько отцовскими интонациями в голосе и настолько естественно смотрящимся благополучием… Если и заимеет, то не более чем расспросами. Ещё и Азнавур.
  - Заехать бы, заправиться, - поясняет он тем временем, - Заодно кофею дёрнуть, там забегаловка. Не спал ни черта, втыкает. Составишь компанию?
  - Не по финансам, к сожалению. Если уж стопом еду…
  - Чашка кофе меня не разорит, - смеётся он, - А вид у тебя задрогший.
  Не дожидаясь твоего кивка, он заставляет «хаммер» нырнуть на едва заметный просёлок влево. Мадемуазель из магнитолы хрипло утверждает, что она поёт блюз, попутно убеждая этим в безопасности кофепития с лысым миллионером. Мимо плывут сосны без особых примет.
  - Впервые вижу эту своротку, - говоришь ты.
  - Вот и Сусанин так сказал, - вздыхает водила.
  Ты вспоминаешь, что не видала ни указателя заправки, ни рекламы забегаловки, но вы уже чалитесь на микроскопической стояночке в центре необычайно уютного местечка.
  Парноэтажное строеньице, в стиле которого обнялись мелкоячеистое голландское переплётное кружево и готическая основательность северокавказских дачных коттеджей. Об общественном назначении здания заявляют высокие зеркальные двери, урна возле, пара скамеек, да заправочная колонка, в которую вы едва не тычетесь бампером. Уменьшенные копии кремлёвских ёлок толпятся, смыкают фланги с обеих сторон бежево-голубого фасада. «Кросна» вместо горгульи.
  Ты смотришь на драйвера вопросительно. Он суёт в угол щедрого на улыбы рта «житанину» без фильтра, и вы идёте к дверям. Второй раз ты смотришь вопросительно, прочитав на пришпандоренном на створку листке: «Мотель НА РЕМОНТЕ».
  - Закрыто, - вздыхаешь, ибо кофе таки хотелось.
  - Ни в коем разе, - он распахивает перед тобой твоё вздрагивающее парное отражение и ухмыляется, - Это название.
  - Э-э…
  - Мотель «На Ремонте». Входи, не тушуйся.
  - Э-э…
  - Это мой мотель.
  Из полутёмного пространства внутри тебе панибратски напоминают, что шоу маст гоу о-о-он.
  Негромко, но настойчиво.

Скачать "Лицом к своей тени" целиком

Однодневка

...Она увидела цветок на закате.
  Последний веер солнечных лучей плеснул на гребень горы, словно лаская её жестоко иззубренный край, и Девочка подняла голову, любуясь. Пора было уже идти домой, но так заворожила её игра света, что взор сам скользил и льнул к каменистому склону.
  Маленькая искорка блеснула на самом верху гребня - уколола любопытство, мигнула, пропадая и появляясь.  Девочка пригляделась. На высоте многих человеческих ростов, там, куда никто не отваживался забираться, качался и трепетал еле видный отсюда султанчик нежной белизны. Храбрый одинокий цветок.
  - Ты чего там делаешь? - сощурилась она, - Не страшно на такой высоте одному?
  Цветок не ответил - не расслышал, наверное. Девочка помахала ему ладошкой.
  - До завтра! - крикнула она, - Я обязательно приду, чтоб тебе не было скучно!

  - Я видела цветок на самой вершине скалы, - похвасталась она маме за ужином, - Представляешь? Растет прямо на камнях, всё ему нипочём.
  - Надеюсь, ты не лазила по горам сама? - мама посмотрела на неё поверх очков и вздохнула, отвернувшись, чтоб положить добавки, - Непоседа ты у нас. А я тоже, когда была маленькая, как ты (Девочка фыркнула), видела такой. Белый-белый, как струйка пены, да?
  - Точно! Видно было плохо, но он похож на соцветие ландышей. но не ландыш, они не растут на скалах.
  Мама села рядом, вытирая руки полотенцем, и вдруг задумалась, улыбнувшись.
  - У нас их называли однодневками…
  У девочки вытянулась мордашка:
  - Неужели они живут только один день?! И завтра я его уже не увижу?
  - Вовсе нет, увидишь, не бойся. Он будет цвести всё лето. Просто есть поверье… Глупости, конечно, неправда это.
  Девочка посмотрела на маму так непреклонно, что та рассмеялась и продолжила:
  - Говорили, что у того, кто достанет такой цветок, в жизни будет хотя бы один абсолютно счастливый день.
  - Всего один? - разочарованно протянула девочка.
  - Знаешь, иногда это очень-очень много.. Вот ты можешь вспомнить хоть один день в своей жизни, который был бы у тебя совсем-совсем счастливым? Ну, попробуй!
  Девочка немного подумала. То, что казалось таким простым, стало вдруг очень сложным. Пока она перебирала в памяти свои дни, словно низку радужных бус, брови её все больше хмурились.
  - Ох, мам!.. Не знаю даже. Все время что-то не складывается в "совсем-совсем"…
  - Вот именно, солнце. Всегда что-то помешает абсолютному счастью. А цветок-однодневка, будто бы, может подарить тебе один такой день. Разве это плохо?
  - Это чудесно, мам! Завтра я его доста…
  - Никаких "достану"! Этого я и боялась. Даже не вздумай! В моем детстве один парень упал со скалы, пытаясь добраться до такого цветка. Вот вернется отец, попрошу его увезти тебя на все лето к тетке, в город.
  - Нет, ну мамочка, я же там засохну, как её герань на окнах. Я обещаю, что никуда не полезу, честно! Пусть себе растёт.

 

Читать дальше Однодневка

Сверим часы

 ...Он появляется ровно в десять.
  Специально смотрит на тяжкие, словно смертный грех, каминные часы, потом на свои наручные – а их у него двое, на каждой руке, на правой золотой «Ориент» штучной работы, на левой копеечная электронная китайщина. Кроме того, в комнате есть будильник – он бодро начинает предзвонковое откашливание с журнального столика, - и на дисплейчике видеоплеера в углу в тот момент, как вошедший берётся за спинку стула, зелёная девятка сменяется десяткой.
  Десять часов.
  Он садится за стол в центре комнаты.
  Большой вентилятор над ним еле жив, но завиток воздуха периодически путается у сидящего в волосах. Кстати, глаза у ценителя времени тускловатые, словно их давно пора протереть влажной тряпкой.
  - Конечно,  нет, - говорит он в пустоту перед собой (там гладь стола, паркет,  ковёр, камин и часы), - Это абсурд.
  Потом,  словно исполняя какой-то ритуал, достаёт из-за манжета пиджака простенькую зажигалку и какое-то время любуется её огоньком. Сигарет или трубки он не достаёт – тем понятнее следующая его фраза.
  - Курить вредно, очень вредно. Я никогда не курю.
  Часы – все пять – в этот миг дотягивают число истекших минут до десяти, и человек за столом с удовольствием фиксирует этот факт. Он доволен, словно ему почесали где чешется.
  - Точность прежде всего!

Читать дальше Сверим часы

Чем думает мастер

- ...Выпрями спину! Чем ты только думаешь? - недовольно сказал Мастер Ученику.
  Тот стоял в низкой позиции с высоко поднятым мечом, пот лил с него градом на истоптанные камни монастырского двора.
  - Я.. э.. не думаю вовсе, - выдавил он, стараясь не упасть, - я трениру.. Ай!
  Бамбуковая палка Мастера прогулялась по его лодыжкам, и он всё-таки свалился.
  - А если б думал - то смог бы предвидеть мой удар и отразить его, или уклониться. Давай снова. Встань в любую другую позицию и помести ум туда, где он будет наилучшим образом готов к отражению атаки.
  - Поместить ум? Но куда же его лучше поместить? В ноги, чтоб не упасть снова?
  - Да хоть в.. - Мастер кашлянул и приподнял палку, - Готов?
  Ученик кивнул, лихорадочно соображая - что же такое "поместить ум", и куда это сделать?
  Вдруг он вспомнил, как кто-то из Старших Учеников хвастался, что в бою его меч думает сам собой и ведёт руку куда надо, как у героев из легенд. "Вот оно" - подумал Ученик: "ум нужно поместить в меч".. 

Читать дальше Чем думает мастер

Еще статьи...