Тресса.Ру

Не говорить о любви

Они никогда не говорили о любви.

Сперва не говорил Эльрик. Это было ненужным и лишним. Он знал, что Кине нечем ему ответить, и не хотел обременять ее таким сомнительным даром – сердцем шефанго. Ну и еще оттягивал неизбежное, не без того. Не хотел получить однозначный отказ. Не хотел считаться несчастным влюбленным, не хотел жалости. Не хотел, чтобы из друзей они с Киной официально превратились в... Флайфет знает, как это назвать. В стороны любовного треугольника? Пошлость-то какая...

Слова имеют магическую власть над людьми, но говорить их нужно в правильное время, или не говорить вовсе.

Когда все изменилось, – не сразу, постепенно и незаметно, – о любви не говорила Кина. Не говорила и не пела. Она чувствовала себя виноватой за то, что не ответила тогда, на Мессере, что заставила ждать так долго. Эльрик ее терзаний не понимал – что было, то было, осталось в прошлом, какая теперь разница. Но признаний не требовал. Зачем? Он и так прекрасно видел, как неохотно Кина отпускает его куда бы то ни было, как бросается на шею по возвращении, как ревнует – к Птице ревнует, с ума сойти! Ну какие тут еще слова?

И тем более они не нужны тогда, когда Кина заплетает ему волосы, то и дело нарочно прикасаясь пальцами к шее; когда замирает, положив голову Эльрику на грудь; когда укутывается его плащом, пробует вино из его кубка и еду с его тарелки... Когда торопливо выпутывается из батистовой рубашки, обнажая грудь с ореховыми сосками; когда открывается ему навстречу, торопит, нетерпеливо кусая за плечо; когда вжимается в него так, точно это она входит в Эльрика, а не наоборот; когда закусывает губу, почти теряя сознание, но не отводит взгляда...

Они не говорили о любви. Они ее творили.