Тресса.Ру

Шестая сказка. Кизиловое ожерелье.

(последняя большая сказка о Йорге и Карибонки)

***Моей Айли, чьим дыханием рождена эта сказка..


  ..Пузыри родились где-то на границе леса и цветочного луга — радужные, восхитительно круглые, словно игрушечные поросятки. Их взметнуло над кронами, потом опустило к самому подлеску, потом провело радужной чередой по звериной тропе, где половина полопалась и повисла мыльными каплями на вытертых шкурами сучьях.
Стайка самых крепких (и везучих) пузырей вальяжно покачалась над искрящимся малышом-ручейком, всплыла на глиняную осыпь и повисла в чистом, как сонная улыбка, весеннем воздухе.
Главный пузырь, наконец, решился, примерился — и с размаху сел прямо на нос спящему Карибонки.
 - ..!!! - взвизгнул Бог Глупых Шуток, встряхнув мордочкой, и насадив на оба уха (одно висит, одно торчком) по ещё одному пузырю, отчего в глаза ему полетел салют мыльных брызг, - Что ещё за глупые шутки без моего ведома?!
Тут он увидел висящие перед ним радужные солнышки, немедленно сел, наклонил голову и скосил глаза — так ему лучше думалось.
Пока его внутренний Карибонки-бог хмурился и скалил острые зубки на неведомого шутника, а Карибонки-ребенок восхищался и повизгивал от удовольствия, верх взял Карибонки-звереныш, полулис-полузаяц. Он немедленно понюхал ветер, отследил направление взгляда сидящей на вершине дерева вороны, вдохнул нервными ноздрями запах травяного мыла, щелока и чешуек кожи с облезших на солнце плеч..
 - ..Аг-га.. - облизнулся он.
Встряхнулся, быстрыми ударами лапок разогнал уцелевшие пузыри, и скакнул вниз, к ручью, и дальше — через, по тропе, неслышно и неотвратимо, как дежурная шутка.
..Он выскочил на опушку, перепрыгнул заросли дрока одним летящим рыжим кувырком. Невдалеке, у стыка луга и молодого грабинника, на углу хижины мельтешило радужное безумие. Пузыри там взлетали стройными султанчиками, рассыпались фестончиками, кружились вихрем. И все это под сдержанный перелив смеха. Чьего? Голос был знаком и незнаком, словно сквозь юный ветерок прорывалось обещание близкого опасного шквала.
Карибонки бочком подобрался ближе, и раскосые изумрудные его глаза расширились, потемнев.
В старой дубовой колоде, обычно полной белья, плескалась Девочка. Карибонки не сразу понял, что это она — она не просто смеялась.
Она пела.
Что именно она пела, он тоже не понял; только рыжие уши вдруг вздрогнули и вытянулись (оба!), от неведомых сочетаний звуков. Девочка пела о чем-то, для чего слова были так же не важны, как не важны птицам крылья для полёта — ведь всякий знает, что птица летает на чистой радости неба.
Карибонки шагнул вновь — раз, и два, и три.. На третьем шаге его нос уперся в круглое, пахнущее уютом колено. Он поднял и открыл глаза. Женщина, словно зеркало, повторила его движение — склонила голову к плечу и улыбнулась.
Потом спокойно протянула руку, сомкнула сильные пальцы на божьем загривке и вздёрнула звереныша кверху, нос к носу, зрачок к зрачку.
 - Больше ты не будешь приходить сюда без спросу, малыш Карибонки, - сказала она голосом, от которого рыжий хвост задрожал и поник, - Ты меня услышал, дружок?
За её спиной Девочка шумно выбиралась из воды — пузыри летели выше еловых вершинок.
Карибонки непонимающе тявкнул.
- Трудно объяснять вечно юному Богу человеческие законы, - краем губ улыбнулась Женщина, - но мы, люди, другие. Мы меняемся. И Девочка — изменилась.

Скачать "Кизиловое ожерелье" целиком