Тресса.Ру

Чужая война

ЧУЖАЯ ВОЙНА
«Казалось бы, за бесконечные века можно научиться не доверять,
подозревать в предательстве, предавать самому, наконец.
Чему-то он действительно научился.
А вот вытравить из сознания твёрдую убеждённость в том,
что не станет врагом тот, кто прикрывал в бою
твою спину, так и не смог».©

М-да, ребята, сразу после Злотникова это было жестоко… И очень наглядно. Особенно меня веселил тот факт, что поневоле пришлось сравнивать дебютный роман начинающего писателя с надцатым творением «маститого» и тиражного товарища. Нет-нет, решено: время дорого, жизнь коротка, так что с употреблением блюд из кактусов я завязываю, кончено.

Сюжет бесконечного романа-путешествия никогда не относился к числу моих любимых. Да и сейчас не относится. И только теперь я наконец-то поняла, что именно привлекло меня год назад в купленном наугад без всяких рекомендаций романе, который на первый взгляд был явно не в моём вкусе. Блестящий литературный стиль, особенное черноватенькое чувство юмора, которое подошло мне тик в тик, а самое главное – это характеры. Да я в жизни такого не встречала – чтобы писателю настолько удавались характеры! – от главных героев вплоть до самых эпизодических. Да, исключительно хорошие персонажи есть ещё у Камши, но у уважаемой Гатти всё настолько… фундаментально, что лично мне нужно прочесть хотя бы половину первого тома, чтобы очароваться. Здесь же мне хватает буквально полстраницы. От Трессы и Эльрика до трактирщицы Ганны, Ахмази и отца Лукаса – все живые, все осязаемые и все крайне занятые своими делами. Про Элидора я вообще молчу – после нескольких месяцев сетевого знакомства он воспринимается просто как родной. После бездарных картонных силуэтов «Арвендейла» это было настоящее пиршество!

Есть ли в романе недостатки? Да наверное есть, это критикам решать. С моей уютной колоколенки имеют место быть: не самый любимый сюжет, сложная политическая раскладка, в которой я запуталась насмерть, слишком высокая плотность наследных принцев на квадратный метр и слишком мало Трессы. Сами видите, сплошная субъективщина. По-настоящему огорчало только последнее – всего три небольших эпизода для такой колоритной особы – это ужжас как обидно. Хотя умом я и понимаю: если бы Тресса появлялась чаще, скорее всего события развивались бы совсем иначе, и в итоге это был бы совершенно другой роман. И очень может быть, что он понравился бы мне ещё больше. Имхо – Эльрик более… смертоносен, но Тресса – менее предсказуема и значительно более опасна.

Да, вот ещё что мне понравилось – так это зароллаш! Никогда не думала, что из такого большого количества согласных можно создать нечто столь замечательное!

О дебютных романах. Вспоминаю ещё один роман-путешествие, даже трилогию – «Хроники Сиалы» Пехова. Хихикс. Сравнили кукушку с ястребом! Нет, нужно как-то собраться с силами и расписать «табель о рангах», как я его вижу.

Пояснение: это была по-настоящему положительная рецензия.
Категория:  

«Это был бой! Бой из тех, что воспеваются потом в легендах. Правда, те, кого воспевают, уже никогда не оценят этих песен. Бой, который принимают от отчаяния. От страшного, всепобеждающего желания продать жизнь как можно дороже. Бой за кровь ради крови! Безнадёжный. И от этого страшный. Не для нас. Для наших врагов.
Как говорят у нас, на Анго, жизнь хороша только первую пару тысячелетий. Потом надоедает. Это не так. Но желание убивать в крови у шефанго. А сейчас мы дрались плечом к плечу, Свет и Тьма, Покой и Ярость, Добро и Зло. Мы сделали невозможное, уничтожив вечное противостояние. И мои друзья постигли наконец радость шефанго, убивающего врага.
За нас!
Против целого мира.
За нас!
Против бессмысленной, тупой вражды.
За нас!
За право, нет, не жить – погибнуть с честью.
Может быть, поэтому мы продержались так долго».

Змея в тени орла

Очень любопытно было читать вскоре после «Чужой войны». Казалось бы, тоже про шефанго, да ещё с тем же самым именем – ан ничего общего! Совершенно другой стиль и совершенно другой шефанго. Что касается стиля – это особый кайф: насколько я могла заметить, все романы леди Трессы написаны совершенно разным языком, свойственным именно данному произведению. Как много у нас пишущих товарищей способны на подобное? А если не считать Олди? Вот то-то и оно! Знаете, это как с актёрами: есть признанные мастера одного амплуа, и весьма уважаемые, но иногда рождаются Актёры, способные играть ВСЁ. Нечасто, да. Тем более ценно бывает встретить.

Что же касается данного конкретного шефанго… Ладно, мы уже осознали, что эти ребята по определению «два в одном», но в этот раз его было трое! Причём все три ипостаси получились убедительно – и Эльрик, и Тресса, и Эфа тоже.
Эльрик – очаровательный мальчик, решительный, полный энтузиазма, по-шефангски благонамеренный и очень-очень молодой. В этом, полагаю, его самое большое отличие от Эльрика-старшего времён «Чужой войны»: шефанго, которому 10000 лет, воспринимает мир и ведёт себя в нём совершенно иначе, чем 80-летний юнец. И это чувствуется, да.
Тресса имхо подтверждает тезис о том, что женщины взрослеют быстрее: меня не отпускала мысль, что она ведёт себя более зрело, чем она-Эльрик. Чего стоила одна сцена «знакомства» Трессы с Легендой: «Я тоже стерва. И тоже наглая. Эльриком будучи, я б тебе такого в жизни не сказала». Наследная принцесса как она есть, да-да-да!
Эфа же песня отдельная. Безгрешный и безмятежный ребёнок-убийца… м-да… Лучше автора не скажешь:
«Шефанго, не знающая о том, что не всем своим желаниям стоит потакать, - это Эфа.
Жажда убийства, превратившаяся в смысл жизни, - это Эфа.
Ребёнок душой, ребёнок с силой, знанием и навыками опытного бойца – это Эфа.
Страшное же дело!»
Действительно, страшное. Но чертовски убедительное.
Вот только мне не удалось понять, чем же так сильно приложило по голове Эльрика-Трессу, что получилось вот такое? Просто «буря в мирах»? Хм… «Маловато будет!» (С)

Ну и тень Эльрика-старшего тоже впечатляла. Уже не человек шефанго, но Меч. Как там в Библии сказано? «Не мир я вам принёс, но Меч!» (С). Хы. Прям как знали

С Легендой тоже было интересно. Сначала я всё злилась: ну как можно быть такой стервой, да ещё и карьеристкой в придачу?! А потом я её пожалела – в том самом смысле, который так не любит Гай - что же за жизнь такая несчастливая да друзья поганые у бедняжки были? Умная, бессмертная, прекрасная – ну какого ещё, спрашивается, рожна?! Почему нужно видеть в людях только худшее, ждать подлости, делать пакости самой? И ведь не учится ничему, что характерно! Такое впечатление, что бедняжка смотрит на мир в замочную скважину, а там всё время показывают нечто скверное. Что-то в жизни она упустила. Что-то важное. Астандо? Хм… Не думаю, что потеря любимого меняет характер столь кардинально. И вообще, женщина, так настырно стремящаяся к власти, – это страшно. Вы только не смейтесь, но она почему-то напомнила мне Кондолизу Райс. А если станет продолжать в том же духе, то докатится до Тимошенко.

Этот роман самый компактный у автора, и мне он почему-то кажется «перекрёстком». Сколько бы леди Тресса ни твердила, что «она не пишет сериал», нужно смотреть правде в глаза: фиг поймёшь «Змею в тени орла», не читав «Чужую войну» и где-то «Дева и Змей». Скажу более, если начать с «Девы и Змея», то без «Змеи в тени орла», где хоть немного разъясняются Закон, Кристалл и Меч, тоже впиливать будешь долго. Отсюда я делаю вывод: леди Тресса отчётливо видит огромное кружево своих миров и героев и с видом заправского живописца запечатлевает отдельные понравившиеся ей фрагменты событий, делая крошечные намёки и считая, что этого достаточно для понимания происходящего. Хы. Когда читаешь по второму кругу, то и впрямь достаточно. Почти.

…А и правильно Эльрик разнёс этот гнилой мирок! Населения там практически не осталось, боги выродились в демонов, равновесие утрачено… Лес и сотто вот только жалко.

Резюме: Здорово. Но мало.

«А во сне увидел шефанго себя. Как в зеркале. Но в зеркале постаревшем. И бессмертный может быть старым, только смертным не дано понять этой старости.
Как отполированные рубины – алые глаза. Жёстче складки у губ. Угловатые выступы скул. Своё лицо. Но чужое. Знакомое. Неузнаваемое.
И ленивая безмятежность. Безмятежность ему, юному, рвущемуся к цели, готовому умереть, но не сдаться, неведомая. Непонятная.
Чужой рассеянный взгляд вдруг сфокусировался на нём. Бывает так во сне? Во сне ещё не так бывает. Жуткое чувство, словно разглядывают сквозь прицел.
А потом изогнулись раздражённо тонкие губы.
- Вот настырный-то, а, - на пределе слышимости пророкотал низкий голос. – Сгинь с глаз моих.
И кончилось всё. Только голова болела с минуту.
Бывает так во сне?
Может быть. Чего только во сне не бывает?»

Дева и змей

- Ты видишь, фея, серебряная моя звезда,
видишь, ведь можно вверх!
Но они не могут, не хотят понять.
Для них есть только вперёд или вниз.
А ведь всего-то и нужно – взлететь.
И разве в крыльях дело?

Сколько «ррецензий!» я уже написала, но в такую ситуацию попадаю впервые. Оказывается, про книгу, которая понравилась настолько, очень трудно подобрать хоть какие-нибудь слова. Но я попробую.

…Если вы хотите понять, что такое Неизбежность – вам сюда. Фантастика… Фэнтези… Все эти жанровые определения – это лишь отвод глаз, типичный морок, он для тех, кто достаточно слаб духом либо слеп душой, чтобы ему поддаться и не поверить. Если же смотреть реальности в лицо, это – есть. И иначе быть просто не может.

Одного не понимаю – как всё это позволили записать?! Ведь очевидно же: если бы Эйтлиайн был против, чтобы смертные о нём узнали, книги бы просто не случилось. Даже мысль бы кое-кому в голову не пришла. Но раз он приснился, позволил себя увидеть, узнать историю своей жизни и не-жизни, значит, это входило в его планы. Теперь мы знаем – не всё, но многое - о Тёмном Владыке, о Представляющем Силу, об их Садах и Охотах, лонмхи и лиилдур… Что ж, теперь мы не можем ссылаться на то, что нас не предупреждали, умс?..
Олди со товарищи в своём «Пентакле» только слегка прикоснулись, прошли по краешку странного – очевидно, дальше их просто не пустили, но тут… Мир фейри раскрылся перед нами добровольно и во всей красе.

Исполнение романа под стать идее, кое-кто явно прошёл «дорогой фей» и сам того не заметил: великолепнейший язык, изумительные стихи и цитаты, поразительные, но при этом живые герои, волшебная и осязаемая аура особенной сказки. Ну а каким же ещё может быть рассказ о судьбе и любви Принца Тёмных Путей? Создания, которое отбрасывает две тени в два мира? Сыне сиогэйли, который не стал человеком, но и фейри быть так и не научился? Не будучи целиком порождением какого-то одного мира или стихии, он просто взял всё лучшее от обоих подвластных ему миров и стал тем, кем стал.

Это непростое чтение, по крайней мере для меня. Читать нужно внимательно, вдумчиво, желательно не больше страниц шестидесяти за раз – самолучшие, редкостные книги почему-то идут у меня именно так. Потом долго ходишь, что-то делаешь, занимаешься разной житейской ерундой, а плащ-невидимка Истории полощется за твоими плечами, незримо для окружающих сопровождая тебя повсюду и не давая о себе забыть. Такие вещи не читают днём, нет-нет. Наконец вечером, когда все уже легли спать, ты добираешься до книги, раскрываешь её в тишине – и плащ разворачивается с мягким шелестом, превращаясь в крылья Эйтлиайна, которые окружают тебя бережным пухово-алмазным коконом, полностью отсекая от тварного мира – читай… читай, что же было дальше… А когда книга заканчивается, ещё минимум неделю ты продолжаешь жить отзвуками дивной сказки и не желая, и не имея возможности стряхнуть с себя наваждение…

Кто сказал, что в наш век чудес не бывает? Вот же оно – воплощённое чудо, целых 400 страниц! Или всего 400 страниц?.. Зависит от направления взгляда, я полагаю. Если смотреть из Лаэра, то, возможно, и «всего».

Читать такую книгу с персональным авторским автографом на первой странице – совершенно особенная честь. Леди Тресса, все разнообразные пикси моего дома глубочайше Вам признательны.

Резюме: Евангелие от Трессы. Одна из двух самых лучших книг, которые я вообще когда-либо читала.

«Я напомню, с твоего позволения, что ты принц Тёмных Путей, внук Владыки и самая неразрешимая из всех загадок твоего деда. Ты отбрасываешь две тени. Ты источник неведомой силы. На тебе держится Полночь, хотя давно уже полагалось бы ей склониться перед полуденным престолом, признав своё поражение. Сияющая не может понять, кто ты. Даже я не могу этого понять. А тут ещё власть над дорэхэйт, которую осталось только принять. Став Жемчужным Господином, ты станешь равным Сияющей и сможешь убить её. Ну а о том, что ты больше других знаешь о Законе, известно всем в Лаэре, - Гиал развёл руками, - и, конечно, первое, что придёт тебе в голову, это уравнять положение. Я правильно понимаю, что идеальное соблюдение Закона – это когда нет ни Полуночи, ни Полудня, только Сумерки и Жемчужные Господа?
- Идеальное соблюдение Закона – это когда его некому нарушать, - пробормотал принц, - но если Закон покарает наш мир, всё будет наоборот. Только чёрное и белое. Без полутонов. И без войны…»

Змееборец

Нет Судьбы, есть только Путь,
и каждый выбирает его сам

…Вот и ещё один роман, не похожий ни на один из прежних. Я похвалила себя за предусмотрительность, с которой перечитала недавно «Змею в тени орла», и приступила…

Прямое продолжение истории Эльрика-Трессы младшего, сэра Йорика Хасга и прекрасной Легенды. Умс. Переместившиеся после катастрофической гибели Острова в некий иной мир, они пытаются устроить свою жизнь в новых условиях и с максимально возможным комфортом, причём ни один поначалу не в курсе, что другие тоже выжили. Но Судьба либо чья-то воля продолжают сводить героев вместе.
…Вот всё я могу понять, кроме действий «прекрасной Легенды»! Есть же люди эльфы, которым абсолютно незнакомо понятие «честной игры». Уж казалось бы что проще: вас, бессмертных нелюдей, на планете всего двое (как вы предполагаете), оба, разумеется, хотят хорошо устроиться, так неужто государств на всех не хватит?! Ты явилась, видишь, что место занято – так попрощайся и иди искать дальше! Так ведь нет же.

С Легендой связано… всё то, что обычно с ней связано: интриги, борьба за власть и эгоизм за пределами возможного. Не удовлетворившись своим обычным списком, она добавила туда новый пунктик: предательство любви. Да, разумеется, сама она не любила, но зато позволяла любить себя. Да что там «позволяла» – она вызвала любовь нарочно, использовать подарок Двуликой в корыстных целях – это же надо было додуматься, ведь боги подобного не прощают! Боже, ну что за женщина – ни ума, ни совести! Тьфу!

Йорик… Йорик тоже остался верен себе: командир, учёный и маг. Он выбрал себе страну и государя и упорно трудился, создавая армию и укрепляя трон. Нну, самую чуточку подтолкнул технический прогресс – подумаешь, мелочь какая. Всё у него было бы хорошо, если бы не вмешались некоторые.

Эльрик-Тресса же устроился лучше всех. Самый младший, да. Но право же, кто здесь наследник владетельного конунга? Кровь не обманешь.

…Дав небольшую передышку, Судьба неизбежно опять сводит героев вместе, и её незримые нити оказываются единственной прочной реальностью среди окружающих их миражей…
«Только шефанго может понять шефанго»? Возможно. Но когда есть доверие понимание не всегда обязательно?..
«Только шефанго может любить шефанго»? Быть может. Но что если любящий – не шефанго, не эльф и не орк, а девиз его «Невозможного нет»?..

Как ни странно, но роман не сложился у меня в голове в единое целое. Небольшой – да, содержащий ряд важных и интересных сведений – да, двигающий весь сюжет вперёд – да. Увлекающий – нет. Лично меня не зацепило.
Самым эмоционально захватывающим оказался рассказ Йорика о детстве и юности Тэнлие Нура.
Самым интересным – рассказ о Ямах Собаки и государственном устройстве шефанго.
Самым полезным на будущее – Книга и новые Четверо.
Но я не вижу Неизбежности в этой книге о Судьбе.

Хочу сказать ещё пару слов о самом издании. Как обычно, художник мне не понравился. Ни рисунок на форзаце, ни на первой странице, ни на обложке. На обложке особо интересно: изображён финальный момент битвы со Змеем, умс? Тогда почему Дхис находится на руке Эльрика? Он же вроде к тому моменту уже «внедрился» в Змея? А почему коса героя русая? Если это Эльрик-Тресса, то она должна быть белой, если Серпенте – чёрной. Так почему русая?
Опечаток, к счастью, немного. Специально не ловила, разумеется, но заметила всего две, это уже приятно.
А вот чего не хватало – так это словарика в конце, где разъяснялись бы все «анласиты», «джершеиты» и прочие «Тарсе». Мне-то хорошо – я взяла «Чужую войну», да и посмотрела, но вот человек, незнакомый с творчеством леди Трессы, и купивший «Змееборца» наугад, окажется в довольно неудобном положении.
Резюме: роман воспринимается мной как «ступенька», ведущая от «Змеи в тени орла»… куда-то.

«Но легко представить, что кто-то, древний и жуткий, презревший и традиции, священные для шефанго, и даже их законы, о нарушении которых невозможно помыслить, кто-то, предавший свою веру, своего бога, оставшийся верным лишь самому себе, наделён осаммэш пророка и не страшится прибегнуть к нему. Он вообще ничего не страшится – он потерял всё, что мог потерять, включая собственную душу. И он, этот кто-то, льёт чистую воду в серебряную чашу, смотрит в бесконечность зеркального коридора, следит за полётом птиц, слушает ветер, просто медитирует, наконец, если он достаточно хорошо овладел своим даром. Он не чудовище, нет, Йорик знает о нём достаточно, чтобы утверждать наверняка – он герой. Но бывают герои страшнее любых чудовищ, ведь в конце концов чудовища погибают, а жить остаются их убийцы. Для него, этого шефанго, не преграда Безликий океан, для него не существует границ между реальностями, и кто может сказать, что видит он в пророческом трансе? Кто может сказать, сколько чужих судеб сплетает он в узор, преследуя свои, никому не ведомые цели»

Охотник за смертью

Такая красота больше чем мир. Она вечна.
Это мечта, прекрасная мечта,
а мечтают не только в этом мире
и не только люди

Между прочим, сегодня, оказывается, Международный День Красоты – как символично, ахха? Чем дальше, тем больше убеждаюсь: в этой жизни совпадений не бывает, всё заранее предопределено.

…Именно из-за этого романа леди Трессы было сломано больше всего копий – вспомнить хотя бы незабвенную свару годичной давности на фензине. С одной стороны, можно считать, что леди Тресса подставилась сама – взяв таких необычных героев и описав такую странную, ни на что в мире смертных не похожую любовь. Лично я смотрю с другой стороны – а какой у неё был выбор?
- Мечта существует? Да.
- Красота?.. Конечно.
- Стремление к идеалу?.. А то ж!
Кто-то же заведует всем этим сложным хозяйством? Разумеется! И теперь мы знаем как его зовут: Альгирдас Паук. Леди Тресса всего лишь осталась верна себе, описывая то, что Неизбежно.

А все непонятки возникли по одной-единственной причине: ну не могут люди спокойно реагировать на Паука! Что с ними поделаешь - смертные. Не помогло даже то, что книга не содержит ни одного его изображения – художник-оформитель явно вник в суть проблемы и сделал всё от него зависящее, чтобы сократить потери среди соотечественников. Не помогло, увы. Так что всё пошло по накатанной: вопли дураков насчёт «мёртвых гомиков», восторженный визг пустоголовых деффачек-анимешниц…
Право, иногда мне кажется, что мы, люди, безнадёжны. Нам сказали, что «у мечты есть имя», нам поведали щемящую, воистину трагическую историю, нам намекнули, что некоторым свойственно «пачкать то, что они не могут получить» – всё бестолку. И если это так раздражает даже меня, то каково же приходится Пауку?! Просто невозможно представить.

Высказаться хоть мало-мальски подробно по такому потрясающему роману бесполезно даже пытаться, я и не буду. Ни по героям, ни по идеям, ни по проблемам. Ибо лучше, чем у леди Трессы, всё равно не получится, а тогда зачем затевать? Так только, отмечусь по «общим вопросам».

Не сказать, чтобы роман был лёгким к прочтению. Леди Тресса утрамбовала под одну обложку одиннадцать веков жизни, борьбы и любви – какие уж тут хиханьки. Не говоря уже о том, что читать его нужно сильно последним. После «Девы и Змея», «Последнего неба», «Врагов выбирай сам», да и после «Чужой войны» не мешало бы. Да, история совершенно самоценная, никто с этим не спорит, но если ты раньше не встречался со Зверем, не был представлен Змею и не гонялся вместе с Артуром и Альбертом за Адамом Элиато, то рискуешь перегреть свой процессор, пытаясь по отдельным намёкам воссоздать необъятное целое. Паук, как и леди Тресса, тоже остался верен себе: его книга – это центр паутины, а все остальные романы и персонажи притянуты к нему и обмотаны невидимыми нитями до изумления.
А вот чего бы мне очень хотелось, так это увидеть на своём веку шикарное, внесерийное издание «Охотника за смертью», чтобы должное оформление обязательно включало в себя стихи самого Паука и настоящие, «правильные» рисунки, можно – самой леди Трессы.
Эх, мечты, мечты.

«Его красота пробуждает в людях все самое… лучшее, худшее, прекрасное, отвратительное, чистое, грязное… Все самое.
Рядом с ним можно возвыситься и подняться над собой, в несколько шагов пройти путь к совершенству, на который боги отводят человеку всю жизнь и на котором далеко не каждый способен добраться до цели.
Рядом с ним можно почувствовать свою низость и опуститься еще ниже под тяжестью собственного уродства, и сказать себе: мне можно все, такой жалкой твари как я позволена любая мерзость.
Его можно полюбить. И сойти с ума от этой любви.
Его можно возненавидеть. И сойти с ума от ненависти. Потому что в случае с Хельгом ненависть — это тоже любовь».

И где же твои Небеса, Альгирдас?
Ты оставил там кого-то? Тебя там ждут?
Или уже даже не помнят?

Немножко покритиковать тоже полагается, умс?
Четыре части романа оказались… эээ… весьма разнообразными. И если внушительные временнЫе скачки мне абсолютно не мешали, только удивляли по-первости, то резкий перепад тематики и настроения частей несколько напрягал. Собственно, основные проблемы у меня были и есть с книгой «Упырь» – её лондонским сегментом. Не в первый раз читаю, а всё то же самое: эмоционально выпадаю из настроя, а потом весь финал второй и начало третьей части приходится заново погружаться. В принципе причины мне ясны: полное отсутствие знакомства с «вампирским фольклором» – будь то фильмы, книги или аниме - но от этого не легче: часть кажется чужеродной и на душу не ложится. Аналогично с Чужими, какими-то «зубастиками» и Фредди Крюгером, которых я никогда не видела…
[неудержимо краснеет]

Впрочем, на общем фоне это всё сущая ерунда. Язык великолепный, вот что здорово! И, как всегда у леди Трессы, свойственный именно данной конкретной книге. Яркий, плавный, образный и лиричный, как… как сами знаете кто. Особенно отчётливо это осознаёшь, когда доходишь до финального эпилога, до его блестящей первой фразы: «Небо пальнуло в землю одиночным выстрелом». Сразу понимаешь: пришёл Волк и принёс эту фразу с собой. Олег Змеевич – он у нас о-очень простой парень.

Отдельно хочу высказаться по четвёртой части. Только недавно прочитала «Автоматную балладу» Уланова – целиком посвящённую постапокалипсису – а здесь мы имеем одну часть, всего лишь «уголком чиркнувшую» по данному вопросу. И что же? Да получилось ни капельки не хуже! Вы скажете – субъективно? А то ж! Но меня всегда восхищало умение несколькими скупыми деталями добиваться результата – видимого и едва ли не осязаемого

И не сразу понимаешь, насколько хорош оказался финал. Сказывается многолетняя порочная привычка к Генеральным Финальным Побоищам. А здесь… Здесь всё решилось двумя последними интеллигентными разговорами – одним недлинным, а одним и вовсе того… коротким. Помнится, приходилось читать, что настоящим Мастерам какого-либо вида боя не свойственны эффектные поединки – всё решается одним-единственным ударом. Вот и тут так. «А пугали: Жрец, Жрец…».

…О чём же была эта история? Спросите что-нибудь полегче.
Альгирдас Паук… Мёртвая бессмертная мечта, мм? Идеально прекрасное чудовище. Светлый рыцарь в упырьем теле. Гордость, идеализм, благородство. Сумасшествие, ярость и вина. И беспросветное, кромешное бессмертие – буквальное: без смерти = «без выхода даже в смерть».

За что я люблю Паука? Да уж не за неземную красоту, ясное дело. За его доброе имя я уже ругалась на форумах и продолжу это делать.
«Блин...
Потому, что он сумел как-то жить дальше. И превыше всего ставил свой долг. И он часто ошибался, но боролся дальше. До конца!
Потому, что он был способен любить. Потому, что он был прям и правдив до неприличия. Потому, что первым признался в любви, невзирая на то, что рисковал нарваться на оскорбление и нарвался же. Потому, что он нашёл в себе силы оставить, когда понял, что взаимности нет.
За мужество, за гордость, за высокомерие, за идеализм и глупость несусветную. За искренность и искреннюю же жестокость.
Тебе мало? Продолжить?»

Резюме: Необыкновенно. Для меня это книга на все времена.

«Он гнал свою добычу по фантасмагорической бездне, по жутким тайникам детских фантазий, по Зазеркалью смерти, по чёрной кровавой Стране Чудес. Он, человек, но в большей степени фейри, чем самые безумные из них, только смеялся над попытками жертвы найти убежище в изнанке Невер-Невер-Лэнда. Бедное чудовище, обречённое существовать в фантазиях смертных, разве знало оно, что такое настоящее безумие, что такое настоящий страх, настоящая смерть – безумие, страх и смерть бессмертных.
И Паук поймал его – тысячи Пауков поймали тысячу чудовищ, тысячей коконов свернулись нити паутины.
Под крышей сторожевой башни Альгирдас вздохнул и открыл глаза, дивные глаза цвета густеющей, тёмной крови. Он улыбался. И Орнольф отвернулся, чтобы не видеть этой улыбки.
Паук ел. Он поймал добычу и теперь поедал её со свойственной паукам жестокой неторопливостью.
Орнольф даже наедине с собой не назвал бы любимого нелюдем. Но всё же… всё же каждый раз, когда приходилось ему видеть, что делает с жертвами его Эйни, его черноголовая злая птаха, датчанин спрашивал себя: не лучше ли было подарить ему смерть тысячу лет назад? Настоящую, окончательную смерть, о которой Хельг так просил тогда».