Тресса.Ру

Змееборец

Нет Судьбы, есть только Путь,
и каждый выбирает его сам

…Вот и ещё один роман, не похожий ни на один из прежних. Я похвалила себя за предусмотрительность, с которой перечитала недавно «Змею в тени орла», и приступила…

Прямое продолжение истории Эльрика-Трессы младшего, сэра Йорика Хасга и прекрасной Легенды. Умс. Переместившиеся после катастрофической гибели Острова в некий иной мир, они пытаются устроить свою жизнь в новых условиях и с максимально возможным комфортом, причём ни один поначалу не в курсе, что другие тоже выжили. Но Судьба либо чья-то воля продолжают сводить героев вместе.
…Вот всё я могу понять, кроме действий «прекрасной Легенды»! Есть же люди эльфы, которым абсолютно незнакомо понятие «честной игры». Уж казалось бы что проще: вас, бессмертных нелюдей, на планете всего двое (как вы предполагаете), оба, разумеется, хотят хорошо устроиться, так неужто государств на всех не хватит?! Ты явилась, видишь, что место занято – так попрощайся и иди искать дальше! Так ведь нет же.

С Легендой связано… всё то, что обычно с ней связано: интриги, борьба за власть и эгоизм за пределами возможного. Не удовлетворившись своим обычным списком, она добавила туда новый пунктик: предательство любви. Да, разумеется, сама она не любила, но зато позволяла любить себя. Да что там «позволяла» – она вызвала любовь нарочно, использовать подарок Двуликой в корыстных целях – это же надо было додуматься, ведь боги подобного не прощают! Боже, ну что за женщина – ни ума, ни совести! Тьфу!

Йорик… Йорик тоже остался верен себе: командир, учёный и маг. Он выбрал себе страну и государя и упорно трудился, создавая армию и укрепляя трон. Нну, самую чуточку подтолкнул технический прогресс – подумаешь, мелочь какая. Всё у него было бы хорошо, если бы не вмешались некоторые.

Эльрик-Тресса же устроился лучше всех. Самый младший, да. Но право же, кто здесь наследник владетельного конунга? Кровь не обманешь.

…Дав небольшую передышку, Судьба неизбежно опять сводит героев вместе, и её незримые нити оказываются единственной прочной реальностью среди окружающих их миражей…
«Только шефанго может понять шефанго»? Возможно. Но когда есть доверие понимание не всегда обязательно?..
«Только шефанго может любить шефанго»? Быть может. Но что если любящий – не шефанго, не эльф и не орк, а девиз его «Невозможного нет»?..

Как ни странно, но роман не сложился у меня в голове в единое целое. Небольшой – да, содержащий ряд важных и интересных сведений – да, двигающий весь сюжет вперёд – да. Увлекающий – нет. Лично меня не зацепило.
Самым эмоционально захватывающим оказался рассказ Йорика о детстве и юности Тэнлие Нура.
Самым интересным – рассказ о Ямах Собаки и государственном устройстве шефанго.
Самым полезным на будущее – Книга и новые Четверо.
Но я не вижу Неизбежности в этой книге о Судьбе.

Хочу сказать ещё пару слов о самом издании. Как обычно, художник мне не понравился. Ни рисунок на форзаце, ни на первой странице, ни на обложке. На обложке особо интересно: изображён финальный момент битвы со Змеем, умс? Тогда почему Дхис находится на руке Эльрика? Он же вроде к тому моменту уже «внедрился» в Змея? А почему коса героя русая? Если это Эльрик-Тресса, то она должна быть белой, если Серпенте – чёрной. Так почему русая?
Опечаток, к счастью, немного. Специально не ловила, разумеется, но заметила всего две, это уже приятно.
А вот чего не хватало – так это словарика в конце, где разъяснялись бы все «анласиты», «джершеиты» и прочие «Тарсе». Мне-то хорошо – я взяла «Чужую войну», да и посмотрела, но вот человек, незнакомый с творчеством леди Трессы, и купивший «Змееборца» наугад, окажется в довольно неудобном положении.
Резюме: роман воспринимается мной как «ступенька», ведущая от «Змеи в тени орла»… куда-то.

«Но легко представить, что кто-то, древний и жуткий, презревший и традиции, священные для шефанго, и даже их законы, о нарушении которых невозможно помыслить, кто-то, предавший свою веру, своего бога, оставшийся верным лишь самому себе, наделён осаммэш пророка и не страшится прибегнуть к нему. Он вообще ничего не страшится – он потерял всё, что мог потерять, включая собственную душу. И он, этот кто-то, льёт чистую воду в серебряную чашу, смотрит в бесконечность зеркального коридора, следит за полётом птиц, слушает ветер, просто медитирует, наконец, если он достаточно хорошо овладел своим даром. Он не чудовище, нет, Йорик знает о нём достаточно, чтобы утверждать наверняка – он герой. Но бывают герои страшнее любых чудовищ, ведь в конце концов чудовища погибают, а жить остаются их убийцы. Для него, этого шефанго, не преграда Безликий океан, для него не существует границ между реальностями, и кто может сказать, что видит он в пророческом трансе? Кто может сказать, сколько чужих судеб сплетает он в узор, преследуя свои, никому не ведомые цели»