Тресса.Ру

Бастард фон Нарбэ

Как же так получается,
что путь нарушения законов, хоть и тернистый,
но прямой и угоден Господу,
а путь следования закону свободен от терний,
но… так извилист, что не получается по нему идти.

Как я теперь понимаю, мысль отдохнуть на «Бастарде фон Нарбэ» после монументального кирпича в Закатную башню «Этерны» была изначально вздорной. Уж многолетнее знакомство с творчеством Натальи Игнатовой должно было меня чему-то научить. Но человек, как правило, существо невнимательное и легкомысленное, а пикси по определению легкомысленны втройне. Так что, начав читать роман с одним настроем, я закончила его со-оовершенно с другим.

Должна отметить, что автор моей ошибке активно способствовала, из каких-то своих соображений. Я впервые вижу книгу, в которой бы так последовательно усложнялось действие и поднимаемые проблемы. Буквально поэтапно: плоскость -> двумерность -> объём -> многомерность. Какое мнение мы можем составить по первым нескольким главам?.. Крутой боевик, в котором крутой герой будет вершить не менее крутую мстю. Что скажем, перевернув последнюю страницу?.. Ой-мама-моя-дорогая-как-я-сюда-попал-и-не-начать-ли-мне-заново?! Нет-нет, не спорьте, стереотипы нас когда-нибудь погубят.

Все умерли – и зашибись.
Здесь и сразу скажу про обложку. И про серию заодно.
Обложка мне не нравится. Имхо, она не подходит, не отражает сути – помимо уже указанных начальных глав. «Зауряд-боевиковый» антураж – это совсем не то, чего книга заслуживает. И сильно опасаюсь я, что такое оформление может привлечь «не тех» читателей. И оттолкнуть тоже… не тех. Ну да, как же, «Фантастический боевик»! Помните, была старая «коричневая» серия, в которой в своё время издавали Олди? «Философский боевик» она называлась? При всей парадоксальности такого словосочетания, именно к «Бастарду фон Нарбэ» оно бы подошло.
Сдаётся мне, что иногда беды книг – и писателей – происходят от того, что им не удаётся выйти на «своего» читателя. Просто встретиться, найти друг друга в современном мире, в мире взбесившейся, из всех щелей прущей информации. Цвет фантика не определяет вкус конфетки, но он служит «сигнальным маячком» для протянувшего руку за сладким. Так стоит ли рядить свиной хрящик под арбуз?
Нет порядка в нашем книгоиздании.

Вернёмся к роману.
Вы знаете, кажется, это была НФ. Если не вспоминать об «ангелах и демонах», скромно державшихся за кадром. По крайней мере, признаки научной фантастики книга всячески демонстрирует: космическое расселение человечества, сложно организованное общество, генная и прочая инженерия. Удивила «Старая Терра», киборгизированная и закрытая настолько, что стала пугалом для улетевших с неё землян. Космическая же империя Шэн, процветающая под дланью Божественного императора и святой матери церкви, только на первый взгляд может показаться безмятежной. Страшненькое всё же место. И чем дальше углубляемся мы в дебри сюжета, тем нам делается страшнее.
 
Нельзя доверять аристократов церкви,
из них хрень какая-то получается.
А главный герой, он как точка фокуса: не только свивает коконом вокруг себя сюжет, но постепенно понимаешь, что и вся обитаемая Вселенная – так или иначе – вращается вокруг него. Исключительный генофонд, исключительное воспитание, исключительные обстоятельства. В конце рецки я приложу вам цитату, которая кое-что объяснит про отца Лукаса, бастарда Дома фон Нарбэ, священника, рыцаря-пилота ордена Десницы Господней – но только кое-что. Он не был аристократом в шэнском значении слова. Он не был просто пилотом – даже в том смысле, которое вкладывают в это слово фон Нарбэ. И обычным священником он тоже не был. Думается мне, что Триша права: Лукас фон Нарбэ был святым. И именно поэтому все – буквально все! – просчитывали его действия неправильно. Классическая ошибка, людям свойственно судить по себе.
Знаешь, гордыня грех,
но гордиться гордыней –
это я даже не знаю, как называется.

Поначалу «маленький мистер Совершенство» не мог не вызвать у меня ассоциаций с Майлзом Форкосиганом из знаменитой буджолдовской серии, но чем дальше, тем больше они расходились. Космическая душа, «флюктуация, самозародившаяся в гафле» (ТМ), Лукас фон Нарбэ тащит на себе намного более тяжёлый груз, чем коротышка-фор. Космос что? Все эти пилотажные подвиги, прославленные бои и сенсационные абордажи – это легко, это просто, это отдохновение души. Секрет совершенства раскрывается постепенно. Быть человеком, жить человеком – не будучи при этом человеком в действительности – осознавать, сколько за тебя заплачено и сколько на тебя поставлено… И всё равно поступать так, как дОлжно, а не так, как полагается. Вот та ноша, которая не может сравниться даже с гравитацией ненавистных планет, ноша, пригибающая к земле. Когда грех гордыни для тебя как спасение… Страшно представить такую жизнь. Сколько же «душа обязана трудиться», чтобы держать подобную натуру в узде! И счастье ещё, что любовь Господа к нам безгранична, а милость Его изливается на всех.

Это вам не киборг,
это – сверхчеловек.
Отступление.
Сколько раз обращала внимание, что у ординарных писателей «крутой герой» это пошло и бесцельно. Когда весь смысл произведения сводится к «прокачке перса», а его (и автора) устремления не лежат дальше Похода-В-Далёкие-Горы-За-Сильномогучим-Артефактом, то по достижении максимального левела смысл происходящего теряется. Всё, слезайте, приехали. Что интересного может произойти, если герой научился походя раздавать злобным ворогам плюхи, и нет ему теперь конкуренции в подлунном мире?
Не то у Игнатовой. Она с этой точки только стартует. Её крутые герои – а они всегда крутые, другие леди Трессе не интересны – воистину бездонны. В том смысле, что у проблем нет и не может быть дна. Одиночество; долг перед миром, долг перед собой, долг перед ближними/дальними/Богом/Божественным Императором; свобода воли… О цене же могущества я вообще молчу! Как и о том, что герои её на физическом уровне никогда не бывают просто людьми.
Вот для такого уже недостаточно быть ординарным писателем. Тут уже нужно того… соответствовать. Собственным персонажам и заявленной планке.

Что значит рыцарь для рыцаря,
мало кому понятно,
кроме них самих и Бога.
Ещё одна излюбленная автором тема – это братство. Дружба как таковая, побратимство, боевое братство, связка «ведущий-ведомый» как в «Бастарде фон Нарбэ». Шокирующе новым стал для меня… эмм… «мужской треугольник» - любовный не со всех, кажется, сторон, но в достаточной степени, чтобы смутить. Что поделать, наследие Старой Терры, на которой в наши дни «битва за естественные отношения» (Ц) находится в разгаре. Неужели это то будущее, которое ждёт человечество? Я уже не знаю, во что верить. И чего ждать.

Но роман завораживает. Тут тебе и экшен, тут и философия; в героев веришь безоговорочно и с напряжённым сочувствием начинаешь следить за их судьбой, вздрагивая на особо крутых поворотах. Сейчас, когда я пытаюсь постфактум оценить произошедшее, начинают всплывать вопросы, оставшиеся при прочтении без ответа. Почему так короток и сух эпилог? Что представляет собой Божественный Император? Почему он безропотно выпустил власть из своих рук? Какова судьба профессора Беляева (надеюсь, незавидная)? Что стало с аут-лордами аристократией, лишившейся своего стержня, «хозяина»? Думаю, аналогичных вопросов много, я не вижу и половины проблем, на которые укажут заядлые критики вроде Биг Линкса. Как хорошо, что мне это не мешает получать удовольствие от книги! Делаю зарубочку на память, но продолжаю себе купаться в эмоциональном слое, памятуя о «методе лужи и воробья».
 
Воистину столько бед от благих намерений,
что можно задуматься, а не лучше ли
всеми помыслами обратиться ко злу?
Роман «Бастард фон Нарбэ» полностью самостоятелен. Редчайший случай в творчестве леди Трессы! Его вполне можно воспринимать в отрыве от остальных её произведений, представляющих собой затейливую вязь параллельных времён и пространств. Свежий человек оценит рассказанную историю, искушённый поклонник получит несколько приятных бонус-намёков вроде «жития бодхисатвы Артура Северного», у которого «тоже был брат».
Ещё мне понравилась широта авторского диапазона: непринуждённый переход от «Волчьей верности» к «Бастарду фон Нарбэ»; от Зверя прямиком к святому отцу – эт-то что-то невероятное. Впрочем, Зло, хоть и с большой буквы, у Игнатовой всегда бывает своеобразным. Один из столпов мироздания, неизбежный и крайне необходимый! Без него придёт Меч и…… Дальше будут счастливы только идеологи Апокалипсиса.

…Так что же я скажу тебе напоследок, о терпеливый читатель, добравшийся до финала длинной и бестолковой рецки? Читайте, внимайте и да озадачены будете. Здесь есть о чём подумать, есть о чём и поспорить. Не говоря уже о редко возникающем желании, дочитав и закрыв книгу, немедленно начать её сначала.

Резюме: на роман года потянет.

«Об Аристо говорят разное. Это разное не предназначено для чужих ушей, не выходит за стены монастыря «Святого Зигфрида», но, приложив усилия, можно получить информацию даже из монастырей Десницы. Аристо отличается от других. Это никого не удивляет, ведь он – почти аристократ. А кто, кроме посвящённых, знает, что аристократам недоступны пси-способности? И кто из посвящённых ещё не потерял из вида бастарда фон Нарбэ, надёжно защищённого церковью, спрятанного от любых мирских исследователей в неприступной летающей крепости?
Отмеченный ангелом. Не эмпат. Не телепат. Нечто другое, непонятное, объединяющее и телепатию, и эмпатию, и дар убеждения, но, в отличие от способностей псиоников, признанное талантом, а не болезнью».