Тресса.Ру

Ich lebe!

Ich fuhle den Wind auf meiner Haut
Ich spure das fremden Blut
Es ist dick, es ist hei?, es ist su?
Als der Ku?
Und jetzt sage ich laut
Die Vergangenheit ist der Schutt
Nur heutige Tag ist bedeutend
Ich fliege in Himmel, er bebet
Ich lebe!
Ich will Hundchen nicht mehr sein
Nein!
Ich bin Wolf!
Der einzige gleiche Gebot –
Geschenke von Tod
Ich will fliegen und toten
Das ist es eben!
Ich lebe!

Я живу!
Я чувствую ветер на коже
Я чую чужую кровь
Она густая, и горячая, и сладкая
Как поцелуй
И я громко скажу
Прошлое – мусор
Только Сегодня – вот что главное
Я полечу в небо, оно содрогнется
Я живу!
Я не хочу больше быть щенком
Нет!
Я – волк!
Единственный вечный завет –
Посмертные дары
Я хочу летать и убивать
Вот так!
Я живу!

Зверь

Зачем я тебе, ну ответь же мне, Князь!
Спрошу в сотый раз – в сотый раз промолчишь.
Меня и в огонь окунали, и в грязь,
Но всех удавалось хоть как-то понять,
Заставить любить, после жизнь отобрать,
Судьбы перегрызть бледно-алую вязь.

Я – демон, пилот…Я умею служить!
Что сделать тебе? Как всегда, ничего…
Ну как это можно таким вот прожить??
Сказать «я хочу», чтобы слово – закон,
В душе Пустота резонирует в тон,
Себя леденящим огнем окружить.

Хоть чем-то позволь за приют уплатить:
Я – Волк, ты – Хозяин, дай боль заберу.
К ладони твоей…не умею любить…
Но крепко прижмусь я пылающим лбом.
Да, знаю, наглец, наглецом и умру,
Но гнев, умоляю, оставь на потом.
Судьбы вдруг свернет подсечённая нить –
И, жизни теряя, уйдем поутру.

Тень на облаках

Пусть под днищем пустые поля облаков,
Над кабиной – сияющий день.
Ты – со мной я – с тобой, без земли, без оков;
На двоих у нас общая тень.

Я дарю тебе жизнь и безумный фокстрот,
Ты мне – небо и песни ветров.
Море счастья с тобой переходим мы вброд
На воздушном балу из балов.

Заберу тебя в каждый из новых миров:
Не хочу разучиться летать;
Хоть в тюрьме хоть в аду слышу неба я зов:
Ведь оно – не разучится звать.

Ты врываешься в небо – сверкающий миг,
Повинуясь надежным рукам.
Только тень хищной птицей, одна на двоих,
По холмистым летит облакам.

Бедный Йорик

Боевое задорное «грау» – и враги выпадают в осадок.
Это значит, шефанго рулят.
Заложило немедленно уши – да, путь дружбы с шефанго не гладок.
Но давно нет дороги назад.
(А если это путь любви – то вообще, тушите свет!)

Я запутался в сложных тонах – за кого и когда кто где дрался.
Очень трудный язык зароллаш.
Я спросил себя в тысячный раз: ну на что мне язык этот сдался,
Коль не знаю нормально и наш?
(Нет, не подумайте, я грамотный! Просто рифмы другой не нашел)

До сих пор не сумел я понять – как же так умудрился влюбиться?
Разглядел лишь недавно – в кого.
Мы кутили с тобой в кабаках, вместе нам доводилось рубиться.
Но любовь… не пойму ничего.
(В кабаках, что ли, перекутили?)

Да уж, чистой воды альбинос, а лицом будто статуя с виду.
Хоть ты в угол поставь для красы.
Пусть шугаются люди: «Урод!» – ты, дэира, давай без обиды.
Всем нахалам расквасим носы.
(Только носы, я сказал! На куски-то зачем?!)

То прикрой ему спину в бою, то беги принеси ей конфетку.
М-да, занятная будет семья.
Взглянешь раз – здоровенный боец, взглянешь два – вот капризная детка.
Мой дэира… иль все же моя?
(МоЁ. Упс, я этого не говорил!)
(На этом бедный Йорик окончательно запутался, и ему стало не до стихов)

Хорошо на свете быть

Ждать светофор или бежать через дорогу?
Трамвай профукать или в дверь засунуть ногу?
Но не видать такой сомнительной дилеммы
Тому, кто с техникой решает все проблемы.
(Уже догадались, о ком речь?)

Пусть «стоп» все давят, разжимают ломом двери,
Лифт едет вниз, ведь он так срочно нужен Зверю.
И не напрасно пассажиров мучат нервы:
Десятый нужен им – Олег стоит на первом.
(Товарищи! Не превращайте лифты в Йо-йо!)

Противный кофе в автомате все ругают,
И ничего они, бедняжечки, не знают.
А вот Олегу – капуччино ароматный,
Густые сливки, натуральный – и бесплатно.
(Я уж молчу о том, где автомат берет сливки и натуральный кофе… Но для Олега ничего не жалко!)

На переходе все авто застыли рядом,
А это Зверь шоссе окинул строгим взглядом.
По белой «зебре» парень шествует солидно.
Шоферы в ауте – машинам лучше видно.
(Ехать или не ехать? Вот в чем вопрос.)

Лишь только красным светофор мигнуть собрался,
Как тут же шустро на зеленый поменялся.
И пешеходы, как столбы, стоят, не веря.
Зеленой улица вся сделалась для Зверя.
(Переходи – не хочу!)

Водитель смотрит, как руль крутится упрямо,
Уже все бросил, только тихо шепчет: «Мама…»
Автобус катится – маршрут ему побоку.
Элементарно, Ватсон! В театр нужно Волку.
(Ну и наплевать, что это на другой ветке…)

А банкомат от счастья, бедный, весь трясется.
Какая карточка! Деньгами так плюется.
Бумажки всех достоинств сыплет щедро очень,
Олегу угодить он жаждет со всей мочи.
(А потом свидетели кидаются на банкомат в надежде, что тот повторит фокус на бис…)

Вот ты доволен и с собою денег много,
От дома всюду коротка тебе дорога,
В любое время распахнутся лифта двери…
Как хорошо на свете быть Олегом Зверем!
(Хотя с этим можно и поспорить…)

Знаешь, брат

Знаешь, брат, а нас уже не помнят,
И песком присыпаны легенды.
Перетерли век каменоломни,
Нынче в моде фарс и хэппи-энды.

Жалко, брат, про нас уже не знают,
Что болтают – выдумки и враки.
Нас цветами поле укрывает:
Васильки, репейники и маки.

Слушай, брат, давай все время вместе,
Чтобы вечность пить одним стаканом,
Помнить все о верности и чести,
Не блуждать в густеющем тумане.

Видишь, брат, а я все так же рядом,
Это было, есть и дальше будет.
Ни мечом, ни чарами, ни ядом
У меня тебя рок не отсудит.