Тресса.Ру

Молитва


Даже сильный молится
В той ночи:
"Свет мой, богородица,
Научи,
Как пройти начертанный
Свыше путь,
Цель найти заветную,
Не свернуть..."
Догорают факелы
На стене...
"Ты однажды плакала
Обо мне.
Светлая, Пречистая,
Дай мне сил,
Если всё же избран я -
Всё снести".
Не найти спасения,
Как и встарь.
Льётся кровь – последняя
На алтарь...
"Свет мой, богородица...
Прячешь грусть...
Сходится, не сходится -
Я вернусь..."

Время до вылета

Время до вылета. О мимолётности сущего
Думать не хочется. НЕ думать – не получается.
Я из ведомого вдруг превратился в ведущего...
Кстати, ведомый, ты где там так долго копаешься?
Время до вылета кажется целою вечностью;
Если бы мог, я давно бы взбесился, наверное.
Три. Два. Один... И навстречу родной бесконечности
Мы вылетаем, конечно же, самыми первыми...
– Нет там пиратов!
– А ты присмотрись повнимательней!
– Вижу яваю. Уходит.
– За ней! Не отвяжемся...
Март, ты ж священник! Зачем же настолько-то матерно?!
- Чуть не ушла! И меня чуть не грохнули... кажется...
Время стирает границы, черты, расстояния...
Мы привыкаем друг к другу... к себе – изменившимся.
Кажется, только недавно все были врагами, и
- Стали командой... Друзья. Ни единого лишнего.

... Время до вылета. Чувство настолько знакомое...
Счёт на секунды – их нам ещё много отпущено...
- Март, ты со мной?
- Ты ж не думал лететь без ведомого?
Ну а ведомый всегда прикрывает ведущего.

Диалог

Здравствуй, фон Нарбэ. Давай говорить по душам?
Нет, я уже не боюсь за свои же нервы.
Просто... ну, поговорить-то нам надо, верно?
Тихо, спокойно, без "Аргеров", сэйр и ножа...
Господи, Лукас, не делай такие глаза!
Впрочем, я должен признать, что тебе подходит,
Хоть перестал быть похож на ледышку... вроде...
Так, мой красивый, тебе же беситься нельзя!
Вредно, да и не положено по Уставу...
Всё-таки аристократов нельзя в монастырь,
Там понавырастят... что-нибудь типа как ты -
Всё из себя... хм... озвучивать лучше не стану.
Слушай, Аристо, в конце концов речь не о том,
Я уболтать и чусра, наверно, сумею.
Просто... и мне наплевать, если ты не веришь,
Я рад, что ты всё же жив... несмотря ни на что.
Знаешь, а ты оказался действительно прав,
Прав относительно воли, души, свободы...
Аристократы, конечно, не той породы,
Нелюди вроде как... созданы, чтоб убивать...
Иччи заешь их, дурацкие взгляды на жизнь!
Сложно привыкнуть к тому, что хозяина нет.
Сложно... свобода – впервые с двенадцати лет...
Это как снять кислородную маску: дыши,
Сам. Выбирай, и решай. Сам – живи... и люби,
Так, как подскажет душа... или что-нибудь дру...
Лукас, не надо так, а? Я ж со смеху помру!
Всё, успокойся. И больше вот так не смотри...
... Знаешь, мне кажется, близится что-то ещё
(Дэвид, давай ты не будешь торчать у двери?),
Я в хэппи-энды не слишком-то сильно верю...
В общем... ну, ладно, потом расскажу. Я пошёл...
(Март, между прочим, подслушивать нехорошо!)

Артуру

Синеглазый мой рыцарь
Сном окутан волшебным.
Знать бы, что тебе снится...
Может, чистое небо?
Может, вольная воля
И сиянье рассвета?
Или что-то другое?
Я не знаю ответа...
Спи, мой рыцарь упрямый...
Но покой не вернётся.
И нездешнее пламя
Красит сталь Миротворца.
Где-то что-то случилось,
Где-то нужен защитник...
Просыпается сила,
Что казалась забытой.
Синеглазый мой рыцарь...
Я смотрю и не верю.
Чуть трепещут ресницы,
Сердце бьётся быстрее...
Имя брата ты шепчешь,
Как шептал бы молитву...
Ветер Севера свечи
Гасит. Чары разбиты.
Синеглазый мой рыцарь,
Ты – небесный избранник...
Значит, время проститься
До конца мирозданья.
Ты уходишь отсюда,
Растворяясь в закате,
Светлокудрое чудо -
Дар Небес и проклятье...
Ты такой же, как прежде.
Что дано – то и свято.
И не веришь надежде,
Лишь Мадонне. И брату...