Тресса.Ру

Иконопись

Не ищи меня взглядом. Не надо.
Я не ад, но преддверие ада.
Я не смерть. Я двенадцать часов
Крика, страха и ожиданья.
Я не путь. Только бездна боли.
Мои крылья ночь распороли,
И из тьмы проступает алым
Кровь небес - весенний рассвет.
И святой бы нарушил обет.
Но я демон из крепкой стали.
"Без смертей" - и я не убиваю.
Растворяюсь в живом металле,
И терплю нелогичный запрет.
Много дней терплю. Много лет.
Каждый миг рискуя сорваться,
Отпуская машину в танце
И рисуя до боли в пальцах
Раз за разом один сюжет.
Но святой не сдаётся. Нет.

Bless me. Tier.

Если я выживу - помни меня чуть мёртвым.
Если не выживу - лучше не вспоминай.
Я был шестым, седьмым и двадцать четвёртым.
Я не стремился быть первым. Вспомни меня.

Вспомни - ты видела собственное нутро.
Вспомни - дышала, пока вырезал глаза.
Если во мне не останется ничего -
Я только за.

Не уходи. Я знаю, ты здесь, со мной.
Не уходи. Заставь меня вспомнить всех.
Я ведь могу. Что угодно могу с тобой,
Мой единственный грех.

Приходи ко мне - взрослой, какой никогда не была.
Поцелуй меня, мёртвая. Благослови меня.

Ула

Если ты зверь, то любить тебя - значит быть зверем?
Если ты ад, то звать тебя родиной - грех?
Если знаю, ты - зло, но искренне тебе верю,
Ты возьмешь мою жизнь, когда перебьешь их всех?

Das Tier


Если я говорю тебе: "Встать", ты встанешь. Да так и замрешь.
Если я попрошу... Но я не прошу людей.
Тебе лучше было сбежать, но теперь не уйдешь.
Теперь ты в сетях. Теперь ты стала моей

Добычей. И черт твоих не различу.
Отныне важны только запах, твой вкус, твой страх.
Твоя боль станет пищей мне - экзекутору, палачу,
Забравшему жизнь из тебя на твоих же глазах.

Смотри - в тебе столько грязи... В любом из вас.
Держись. Оцени свою почти бесконечную смерть.
Видишь, вот твоё сердце. Затем я лишу тебя глаз -
Трупу незачем и не на кого смотреть.

 

Das Tier

Уильяму. Ко Дню…


В вечных семнадцати нет ни секса ни рок-н-ролла.
Есть наркотики, суеверия, два ствола.
Таких не бывает. Словно сделанный из фарфора.
Белый шелк, париан, два осколка цветного стекла.

Нужно всех раздражать. Нужно быть панком и хамом.
Не впускать никого и ни с кем не делить ночей.
Выжечь вены, жрать наркоманов. Не думать "Как он?!".
Не ощущать, насколько теперь ничей.

Но однажды придет непонятный и интересный.
Очень взрослый, родившийся много позже тебя.
И это станет началом для... жизни? Песни?
Это станет началом бессмертия. Не шутя.

Он останется, он поймёт, он поймёт и примет.
И он будет уместен, важен, необходим.
Он научится быть тебе смыслом. И все другие
Станут осмысленны от того, что ты рядом с ним.

Сбой программы

Белое небо давит, вжимает в твердь.
Нет сил бежать, но, черт, как же страшно гореть.
Нет ничего. Только близкий тёплый металл
Подаётся навстречу, будто всю жизнь он ждал

Права застыть под лаской твоей руки.
Права служить. Приказывай! Говори!
Ты рассеянно треплешь капот и уходишь прочь.
И в мастерской наступает глухая ночь.

Ночь или день - а неба здесь просто нет.
Эта белая вата - смерть. В ней нельзя лететь.
Господи, как же трудно всегда бежать.
Но уже тянет гарью. Снова. Опять. Опять!

И вдруг замирает мир. Обретает смысл.
А в голове только бьётся: коснись. Коснись!
И - удержаться. За гранью добра и зла -
Смотреть ей в глаза.