Тресса.Ру

Das Tier


Если я говорю тебе: "Встать", ты встанешь. Да так и замрешь.
Если я попрошу... Но я не прошу людей.
Тебе лучше было сбежать, но теперь не уйдешь.
Теперь ты в сетях. Теперь ты стала моей

Добычей. И черт твоих не различу.
Отныне важны только запах, твой вкус, твой страх.
Твоя боль станет пищей мне - экзекутору, палачу,
Забравшему жизнь из тебя на твоих же глазах.

Смотри - в тебе столько грязи... В любом из вас.
Держись. Оцени свою почти бесконечную смерть.
Видишь, вот твоё сердце. Затем я лишу тебя глаз -
Трупу незачем и не на кого смотреть.

 

Das Tier

Небо закрыто

Небо закрыто. Мы заперты здесь навсегда.
На пыльной планете, под злым недалеким солнцем.
А звезды, галактики, лунные города?
А марсианские хроники?!
- Он смеётся.

Крылья, где взять вас? Где раздобыть болид?
Как улизнуть из Солнечной, за пределы?
Как от земли оторваться, как в небо бросать не молитв,
А четких команд короткие хриплые стрелы?

Бессмыслицей веет от этих прогорклых строк.
Ты менеджер/фермер/бухгалтер в престижной фирме.
Ты завтра проснёшься, прибудешь на службу в срок.
На время отсупит тоска и тупое бессилье.

Но стоит закрыть глаза - и в руках штурвал/
Под пальцами пульт/ сознанье в контакте с Хикари.
Ты рвешься летать, ты об этом всегда мечтал.
Но ты так не сделаешь, мы знаем оба, парень.

Ты будешь творить ежедневные чудеса.
Ты будешь лучшим, но снится тебе не это.
Снятся далёкие снежные полюса.
Снятся пригодные к жизни /чужие/ планеты.

И снится тебе грозовой бесконечный фронт.
И снится - ты в нем ликуешь, ты в нем летаешь.
Машина верит тебе, машина слышит тебя.
Вы с ней одно, это лучше чем с женщиной. Знаешь,

Такое не выкричать и не воспеть никак.
Спускайся в свой маленький пыльный уютный мрак.

Сбой программы

Белое небо давит, вжимает в твердь.
Нет сил бежать, но, черт, как же страшно гореть.
Нет ничего. Только близкий тёплый металл
Подаётся навстречу, будто всю жизнь он ждал

Права застыть под лаской твоей руки.
Права служить. Приказывай! Говори!
Ты рассеянно треплешь капот и уходишь прочь.
И в мастерской наступает глухая ночь.

Ночь или день - а неба здесь просто нет.
Эта белая вата - смерть. В ней нельзя лететь.
Господи, как же трудно всегда бежать.
Но уже тянет гарью. Снова. Опять. Опять!

И вдруг замирает мир. Обретает смысл.
А в голове только бьётся: коснись. Коснись!
И - удержаться. За гранью добра и зла -
Смотреть ей в глаза.

Заноза -- Мартину

Что бы там ни было, кто бы что ни сказал,
Если любовь - значит она поймёт.
Если любовь - значит ты, глядя ей в глаза,
Можешь всё.

И она не может не знать, не узнать тебя.
Она тебя встретит - любым, и впустит - любым.
Это же просто, это же только так.
Только скажи ей. Только все расскажи.

Арса. Ратун Уильяма.

Эта любовь - как проклятье, как крест, как ноша.

Эта любовь - злая ложь, наважденье уз.

Будь мне - свободным. Пленность твоя тем горше,

Чем невозможней увидеть правду. И я боюсь.

 

Хоть ненавидь меня искренне. Остро. Желчно.

Принадлежи мне - жаждой и дрожью боли.

В каждом мгновении, слове, касаньи, жесте,

Каждым не сделанным вдохом - будь мне.

Страдай мне.

Пой мне.

Лэа -- Мартину

Ты - мой нежный, опасный зверь. Становись мне покорным, ручным.
Отрекись от иного и верь,
Что рожден быть моим.

Приходи, мы построим дом.
Ты спасешь меня от себя.
Будь сильнее того, кто есть
В глубине тебя.

И отрывиста речь, но я
Не за этим тебе говорю.
Победи его - ради меня.
Посвяти себя новому дню.