Тресса.Ру

...Нервы перемалывая в рухлядь

...Нервы перемалывая в рухлядь,
Ветер лупит в стену кулаком.
Кто-то одиноко пьет на кухне -
Я с ним, как ни странно, не знаком.
Просто слышу, холодея вдохом,
Щупая в кармане беротек, -
Быть в живых бывает очень плохо.
Так, что не подъемлет человек.
Тишина задавленного воя,
Жуткий звук запивки из горла -
Партитура одинокой боли
В две руки для стопки и стола.
Он за дверью. Бесполезна помощь
Вод соленых, медных труб, огня...
Он, наверно, прав, в слепую полночь
Мною из меня прогнав меня.
Что-то там роняет, неуклюжий,
Сам себе пеняет, что дурак,
Нетопырка, осьминог на суше,
Звездочка, булыжник, твою так!...
Прыгнув через нож, и обернувшись
Утром, ночь растает, словно сон.
Он уймется, наконец, толкнувшись
В локтя сгиб измученным лицом;
Не заметив, как недолетела
Птица, и недотянулась нить...

Я же - до последнего предела
Буду дверь бояться отворить...

Чешир

Быль состоит из небыли,
Как колесо - из спиц.
Мне ли теперь до неба ли?
Небо сегодня спит.

Серое, полосатое,
Словно бы - почеши,-
Судорогою сатори
Встанет вокруг Чешир.

Кот улыбался жабрами,
Я улыбаюсь ртом.
Кэррола канделябрами
Бейте. Меня за что?

Я переписан сказками,
Сказки разъяты мной.
Ручкою ли, указкой ли,-
Бился я с ней, одной,

Как ее?- на дорожке ли...
Милая, ты пойми:
Мир уничтожен кошками,
Сказками и детьми.

Мне остается выстоять,
вылежать, перепить,-
Небо укрылось листьями,
Кошкою серой спит.

Калькою ли, копиркою,
Номен ли, омен, знак -
Серою нетопыркою
Тыркается в кулак.

И на исходе пения,
Как на исходе дня,
Истинный звук творения -
Вовсе не "аум" - МЯУ...

Похмелье

...С похмелья ты – как нежелательный иностранец
                                                        в своей стране,
Или шпион, у которого дело швах:
Опасность мерзеньким каракуртом бежит по спине,
Много знающие глаза камуфлируешь в тёмных очках.

Поднять воротник: все люди враги. Кроме этого –
                                                             он дал закурить;
Но и то, слишком пристально смотрит вслед.
Схоронись под навес комка. Маскируй попытку завыть
Под желание спеть. Ты, типа, не палишься, ты – поэт...

Уральские реки

...Поднимешь руки – и устанешь.
На берегах уральских рек
Уральский лось тебе товарищ
И самый лучший человек.
Ты многограннее стакана,
Талантливее, чем Аллах –
Но отразишься без изъяна
В кривых и тёмных зеркалах.
И, с непривычки не пугаясь
Слепого, старого стекла,
Сперва одна, затем другая
Ладонь навылет потекла…
А как там встретят зазеркалы –
Не всё ли, кажется, равно,
Когда читаешь по оскалу,
Что ты давно уже, давно
Дрейфуешь призрачным порогом,
Обняв руками мокрый стан
Какой-нибудь забытой богом
Дурацкой речки Шегультан...
Какие чайки с парусами?
Какой прибой тебе, когда
Глядишь раскрытыми глазами
На карасиные стада...
...Сухое выдохом согрето
Стекло. Шагни – и там, внутри
Найди в кармане сигарету,
И улыбнись, и закури, -
И стой, объевшись льда и снега!
И знай, что выдернул не зря
Одну затычку из ковчега,
Один стакан до ноября.
Нашарь на закусь барбариску,
Облепленную табаком...

И снова горы слишком близко.
И слишком море далеко...

...Себя на свой ремейк пересними

...Себя на свой ремейк пересними,
Пчелиного летка святой причётчик,
Апостол муравьёв; а жить с людьми,
Наверное, и проще, и короче.
У зеркала корнаешь наугад
Покосы конопляной киновари
И, словно опоясанный архат,
Используешь себя в тамешевари...
Бессмысленно! Не бабочки крылом -
Ладонью порождённого во прахе
Размазываю по родной рубахе
Солёную, чужую, кулаком.

ПОСЛЕДНИЙ КУПОН

Весна отрывает последний купон,
И воля – улыбки слабей,
И тихо подумаешь: слово скупо.
И скажешь его не себе.