Тресса.Ру

* * *

...Глоток воды, прошедшим водоносом
Оставлен, отливает серебром;
А вечности осколок под ребром
Толкается, не смея стать вопросом...

Куда б тебя ни занесло

Куда б тебя ни занесло,
Но на исходе дня
Оставь любое ремесло,
Послушайся меня:
Поймай момент, и оглянись,
И вдруг пойми уже,
Как плавно смерть влетает в жизнь,
Звеня на вираже.
Ей не по-детски хорошо
Скользить в крутом пике
И жизнерадостный смешок
Таить на языке.
Летит — и небо не вертись,
Вслепую, наповал,
И попадает точно в жизнь —
Ты так не попадал!...
Поймай момент, открой и склей
Осколки за собой.
Придет Харон. Ему налей —
Он не пошел на бой,
Он тоже хочет сторожить
Момент, когда с небес
Так плавно смерть влетает в жизнь
С судьбой наперевес.
Куда б тебя ни занесло,
К концу любого дня,
Когда Харон пошлет весло,
Тебя, себя, меня —
Поймай момент — и погрузись
В него заподлицо...
Так плавно смерть влетает в жизнь,
Смеясь твоим лицом...

...Закат тростник качнет печально

...Закат тростник качнет печально;
Дорожке лунной снясь, отчалим.
И дао снова безначально,
И даос новый безначален.

Нет неофита вне купели;
Поверь Голгофе, и обнимет
Тебя доверчивей метели
И Иисус, и иже с ними...

Из нас никто не вскрикнет

Из нас никто не вскрикнет;
Под шорохи травы
Мы спим в едином ритме,
Подобно всем живым.
Дыханием колебля
Побеги ковыля,
Растем единым стеблем,
Воздушным, как земля.
Похоже, мы — растенья.
Как тень на парафраз,
Как сон на сновиденье,
Как я похож на вас.
И снится: мы проснулись,
И вспомним, что за дверь
Однажды распахнулась,
Да так, что и теперь
Зенитом и надиром
Назваться не спеша,
Висит над сонным миром
Одно сплошное «ша...».

...Сегодня не будет ни пьяных, ни просто уставших

...Сегодня не будет ни пьяных,
ни просто уставших;
Сегодня со мной лишь такие,
которые мимо,
Которым давно одиноко,
печально и страшно
Под небом, которое вечно,
светло и любимо.

Сегодня не будет ни споров,
ни песен, ни судеб,
Священного чая в стаканах,
поправки на ветер,
Поправки на возраст, простите,
уж точно не будет.
Возможно не будет меня,
но уж в это не верьте.

Вы все почему-то запомнили
только паденье
Туда, в горизонт,
головою прорвав оболочку,
И лишь позвоночник гудит
ожиданьем ступени,
На шаге седьмом
вылетающей прямо под почку.

Сегодня со мною такие, каких не пугает
Ни крест, ни осина,
поскольку страшней отключиться,
Но знать безвозвратно,
как тень на плече нарастает,
Костлявый катетер ногтя
заводя под ключицу.

И я бы сказал что-нибудь,
что бы не было грубо,
Но ныне со мною такие,
какими я не был,
Танцуя с мечом и целуя усталые губы,
Скорбят от того,
что их любит печальное небо...

Меня трепещет пламя фитиля

Меня трепещет пламя фитиля,
Я зеркала ничем не потревожу,
И тень моя, упав к тебе на ложе,
Нисколько не темнее, чем земля.
Он увидал, что это хорошо,
Ему плевать на то, что было дальше.
А нам зачем-то не хотелось фальши,
И мы стирали время в порошок.
Я до сих пор лелею этот жест,
Случайно отрицающий итоги.
Так в Шао-Лине был придуман шест,
А на Руси любили на пороге.
Твой дуб не переделан на гробы,
Кассета никогда не доиграет.
Меня — как привидений — не бывает.
Играй в меня. Твой мастер —
вне судьбы.