Тресса.Ру

ЧТО-ТО БРОДСКОЕ

                                                      Иосифу Александровичу
...По традиции по русской входит небо не без литра,
Уговаривает, ноет - ты подпрыгни, ты поймёшь...
Я к тебе, дружок, по хитрой по тропиночке по узкой,
Спотыкаясь, добиралось - добралось, ядрёна вошь!

Я машу ему рукою, от движенья многопалой,
Я кляну его словами, что стоят без трёх углов:
Дорогое, ты упало? Ты в земле одной ногою!...
А меня к моей же маме - тоже, скажем, не без слов...

Разливает стильно, броско - ну его, и выпить хоцца.
Небо плачет и смеётся: потекло по бороде?
Только я тебе не Солнце, ты же мне - не Маяковский,
Нам и так неплохо пьётся, обойдёмся без гвоздей...

Ты, да я, да мы с тобою; по традиции забытой,
В одиночку или роем - только нас с тобою, брат,
Отдают за двух небитых. Оба мы одной ногою
Будем в сказке, а другою будем там, где похмелят...

HOMO HOMINI

 ...Пиво, пахнущее подмышкой.
Не моей - собачьей; так мило!
Я люблю вас, как кошка мышку,
Вы меня - как земля могилу.

Что-то теплое в серединке,
Не любить - не судьба: присвоить.
Вы меня - как листок картинку,
Я вас - словно друг друга двое.

Допиваю, идем; не так ли?
Друг из друга мотаем жилы:
Вы мне - меда тягучей каплей,
Я вам - ржавой стальной пружиной...

AUT BENE

...У смерти пряный особый запах,
ЗапАх плаща - на левую; и
Она не крадётся на мягких лапах -
Она вскипает в твоей крови.

Припомни, было: в ночи бессонной
Витает пепел твоих знамён,
Мосты пылают, - а ты кессонной,
Кипящей гибелью окрылён.

Дыра в груди - проходная ксива,
С ней жарко любят в любых гробах.
Давно ли падали так красиво
С твоим проклятием на губах?

Давно ли рук у тебя четыре?
Пусть две костлявы - зато ловки...
...А, расцветя на груди, застыли
Широких срезней хвостовики.

...Потом, растоптанный в пыль - картина
Та ещё! - полз по чужой крови,
Потом поднялся и шёл. И спину
Как у живых держать норовил.

Листом в лесу, среди многих многий,
Ты был себе еретик и храм,
И небо к саднящей лепил дороге,
Как подорожник к своим ногам.

Сдающий боль, как предметы сессий,
Немей, пока не польёт заря -
А череда твоих декомпрессий
Пройдёт по нищим монастырям.

...Во сне, что тоньше любого писка,
Проснись однажды самим собой.
Коса коснулась земного диска.
Ты - битый кластер, системный сбой.

Хлебнувши солоно, загустело,
Вдохни свободно, как и не жил;
Овчинку неба поближе к телу
Тесёмкой помочей подвяжи...

ВОС (всероссийское общество слепых)

...А ветер перестал. Не что-то делать – просто.
Оставил на вчера подъездный барабан.
Уверенно слепцы минуют перекрёсток
Перед моим окном; по утренним домам.

Перелистни окно, и в пику перспективе
Привесь на небосклон любые облака –
Всё так же по домам и так же терпеливо
Пройдут они. И трость, как остриё клинка

Отыщет лабиринт единственно возможный,
Где ты бы не нашёл ни окон, ни дверей...
Творительный оставь. Возьми себе предложный,
И больше не кляни горячность батарей...

Смотри, не оглянись! – вот он заносит ногу,
И синеве грубит далёкая гроза,
Тебе и веку взор вправляя понемногу,
И распахнув твои, а не свои глаза.

Нахолмилось плечо в уступ речного брега,
Затылок, словно лик, нахмурен на пейзаж...
И трость калибра пять и шесть белее снега,
Больнее облаков и слаще це два аш...

СТАНСЫ

...А интересно, что припомнят?
Что много пил, что был не понят?
Или напротив - понят был,
(Но что, опять же, много пил).

Запьёшь тут с вами! То и дело
Земля несётся оголтело,
Едва небесный райотдел
Не уследит - я улетел!...

Кориолисовая сила
Всегда с прямой меня сносила,
И ноги, аки корабли,
Следят за кривизной Земли.

Опять не вовремя напился,
Опять не вовремя родился...
Родишься вовремя - и чё?
Придумают чего ещё...

Одно и есть на целом свете:
Щекочешь пузико планете,
Она поёжится в ответ -
И кажется, что смерти нет.

Но - кажется... Сложенье тени
Меняет облик сновидений.
Качнёшь посудину, любя -
Покажет уровень тебя.

И остаётся,как кликуше,
В заросшие господни уши
Такое громкое "люблю!"
Орать, что просто мать твою...

Опять - писать и куролесить,
Омелой выходы завесить,
И так вошедших целовать,
Что, извините, твою мать...

А что припомнят? Всё равно.
Но будет капельку смешно...

АНДЕРСЕН

...Здравствуй,  мой соловей!  Как давно, как некстати.  Как рад!
Думал, ты не вернешься,  узнав про железное чудо.
Так давай порычим-посвистим, поболтаем, покуда
Перед саммитом в Чу император меняет наряд.

Удивляюсь тебе: непричесанный перьев комок,
А какое усилие бьется в вибрации горла!
Словно бусины горстью в хрустальный летят потолок,
И слепой поводырь сямисэна их ловит аккордом.

А у нас – видел сам- жестяная игрушка скрипит,
Будто ногтем терзают резной кракелит балюстрады –
Заводной соловей! ...  умереть и не встать от досады!
Старый даос, который у босса теперь фаворит,

Это он, вечно датый старик, притащил это зло, -
Неспроста он так дружен с носатым заморским бродягой.
Это варварство через границу едва поползло –
И теперь на базаре торгуют заморской бумагой!

У меня, если к слову сказать, тоже к даосу счет.
Я еще слово «мама» сказать не умел по-медвежьи,
Он поймал меня в сеть.  И по-своему был даже вежлив –
Не убил.  Да и мама, наверное,  где-то живет.

Он твердил мне, что клетка – иллюзия клетки, пока закрывал,
Я ревел, а они все смеялись,  козлы,  до упада!
Я не знал, кто я есть – я о зеркало клык обломал:
Думал – вдруг, человек?- улыбнулся – нет,  все-таки,  панда.

Впрочем, что это я о себе, как невежа и хам.
Нас обоих великое дао по-своему вертит.
Кстати, даосу тоже на днях повернется инь-ян:
Императору что-то хреново с пилюли бессмертья...

Будешь петь для него, несмотря на обиды и грусть?
Милый друг, ты замешан и слеплен из странного теста.
Я хотел пестовать свою злость, но не лучше ли,  вместо –
Вместо этого песню твою заучить наизусть?

Впрочем, горло не то.  Не для песен.  И не для картин
Мои лапы с когтями, что твердостью равны цирконам.
Мы вообще не для сказок – про нас не писал Пу Сун-Лин, -
Он все больше по оборотням, и слегка по драконам...

Что ж! Лечи императора!  А монохромный свой рок
Я уж как-нибудь сам.  Навещай неуклюжего мишку!
Торопись!  Я четвертую ночь изучаю замок,
И теперь без труда отпираю двойную задвижку.

Так что...   слышишь, мой даос?... я знаю, где твой уголок,
На янтарном рассвете я тихо приду к изголовью.
А поймают...  так что ж? всех когда-то поймают, дружок! –
Побегу в небеса за своею пернатой любовью...